«Я выжил, чтобы делиться правдой». Личный рассказ Захара Тарасевича, узника Освенцима

«Я выжил, чтобы делиться правдой». Личный рассказ Захара Тарасевича, узника Освенцима

Вырисовывая пальцем на столе условные очертания самого адского места на земле – лагеря смерти Аушвиц-Биркенау, бывший малолетний узник концлагеря Захар Тарасевич рассказывает историю войны на собственном примере. Даже спустя 75 лет забыть те события для него невозможно. «Я выжил, чтобы делиться этой правдой», – говорит Захар Захарович.

Помощь партизанам

В год, когда началась война, семилетний Захар должен был пойти в первый класс, но настигшее лихолетье вмиг все перечеркнуло.

– Когда фашисты ступили на белорусскую землю, для многих мальчиков и девочек беззаботное детство закончилось в одночасье. Мы, дети, стали совершенно другими, – замечает Захар Тарасевич. – Только представьте: тебе нет еще и десяти, а ты уже не хуже взрослого разбираешься, как бросить гранату или поставить мину.

Вскоре после начала войны в  лесах возле деревни на Витебщине, где родился Захар Тарасович, появились партизанские группы.  

– Отец и старший брат ушли в партизаны. Все местные помогали им, как могли, – вспоминает собеседник. – Да и мы, дети, в условленных местах прятали сало, хлеб, медикаменты, хотя знали, что за связь с партизанами расстреляют.

Не стало деревни

С жителями деревни Лесины фашисты расправились в 1943 году. Взрослых увезли на принудительные работы в Германию. Среди них оказалась и одна из сестер Захара Тарасевича. Многие были расстреляны, а остальные – угнаны в концлагеря. Эта участь постигла и семью Тарасевич.

Дорога в лагерь смерти оказалась сущим кошмаром. Женщин с детьми, стариков и мужчин погрузили в товарные вагоны и повезли в неизвестном направлении. В душном пространстве, без еды и воды находиться было невыносимо.

– Многие теряли сознание и падали замертво. Кто-то из взрослых умудрился найти в вагоне железяку и пробить в углу товарняка дырку. Так в вагон хотя бы поступал воздух, – вспоминает Захар Захарович.

Порядковый номер

За колючей проволокой крупнейшего нацистского лагеря смерти Освенцима девятилетний Захар вместе со своей семьей оказался в августе 1943 года. По прибытии эшелонов немецкие солдаты устраивали зачистку: слабых и больных сразу же сгоняли в газовые камеры, а «годные» впоследствии становились жертвами жестоких наказаний и медицинских экспериментов.

– Здесь нас обезличивали. Все личные вещи изымали, состригали волосы. Вместо фамилии и имени – порядковый номер, нанесенный татуировкой на тело. Мой 149801, – говорит бывший узник концлагеря, показывая ряд цифр на левой руке. – Тысячи и тысячи людей ежедневно становились заключенными фабрики смерти – Освенцима.

Детей обычно оставляли с матерями, расселяли по баракам отдельно от мужчин. В нечеловеческих условиях выжить удавалось мало кому: умирали от истощения и голода. Многих смерть настигала во время принудительных работ.

– Барак, в котором мы жили, находился в метрах двадцати от кухни. Помню, как с несколькими ребятами мы умудрялись прошмыгивать под колючей проволокой, чтобы нарвать немного зеленой травы. На территории лагеря она росла только там, – рассказывает Захар Захарович.

429af2d2d508b3aeab4b8bc4a25cea26.jpg

Смерть в Освенциме ходила по пятам. По словам Захара Тарасевича, в его голове до сих пор слышится плач матерей, у которых отняли детей.

– Женщины понимали, что больше не увидятся с детьми. Уже после войны я узнал, что мы стали жертвами института гигиены войск СС. А в день, когда мы оказались за воротами смерти, наши судьбы предрешал немецкий врач Менгеле. Он лично отбирал узников для своих преступных экспериментов. Тогда, в августе, и меня в числе других он выделил из общей шеренги. Не забыть его слова: «Посмотрите на этих зверенышей. Пока не будем отдавать их смерти. Посмотрим, что они из себя представляют».

Немцев интересовали светловолосые дети с голубыми глазами, их специально заражали болезнями, затем пичкали таблетками, делали уколы – смотрели, как отреагируют. Подопытным стал и Захар. В другом лагере Патулице, где размещался немецкий госпиталь, у него брали кровь. Часто и помногу. А когда из руки уже не шла, стягивали жгутом голову. Потом малолетних узников отправили в лагерь в Лодзь.

Память без срока давности

В феврале 1945 года они получили свободу благодаря Красной Армии. В Освенциме Захар Тарасевич потерял четырех близких людей, чудом выжили лишь он и отец. После войны Захар Захарович получил образование, создал семью, вот только пережитое в 40-х годах слишком цепко. В в Международный день памяти жертв Холокоста – 27 января, он на протяжении многих лет всегда посещает Освенцим.

Редакция газеты «Гродненская правда»