«Жутко было патрулировать отселенные деревни и хутора». Воспоминания о чернобыльской трагедии Гендрика Балунды

«Жутко было патрулировать отселенные деревни и хутора». Воспоминания о чернобыльской трагедии Гендрика Балунды

В ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС принимали участие сотни тысяч человек. Среди них и наш земляк Гендрик Балунда.

Весной 1985 года он вернулся из армии и поступил на службу инспектором ДПС в Ошмянский районный отдел милиции. Службе посвятил 25 лет. На пенсию ушел в 2010 году в звании майора милиции. Сегодня Гендрик Альбинович – заведующий хозяйством Островецкого районного отдела Следственного комитета.

19.jpg

Что до «чернобыльской» страницы в биографии, то летом 1986 года в составе сводного отряда Гродненской области Гендрик Балунда попал в город Комарин Брагинского района.

Страха не было. В отряде было порядка 100 человек (представители всех районов), все молодые, веселые. Даже друг перед другом мы не могли спасовать. Думаю, мы сами не до конца понимали, что произошло, – рассказывает Гендрик Альбинович.

Жили бойцы отряда в здании школы. На территории школьного стадиона стояла большая брезентовая палатка, переделанная под баню, и специальная машина для дезактивации одежды.

Мы должны были осуществлять охрану общественного порядка, патрулировали территорию всегда по двое. В тот момент людей уже отселили, и нам необходимо было дежурить на постах. Организовали пропускной режим, контролировали въезд и выезд по соответствующим разрешениям – кто-то часть оставленных вещей хотел забрать, или, например, посетить кладбище, – продолжает собеседник. – Помню одну бабушку, которая осталась в зоне отчуждения. Говорила, что родных у нее нет, ехать ей некуда, да и не хотела. Рассказывала, что здесь ее дом, здесь жила, здесь и умирать будет. Так мы ее каждый день навещали, продукты приносили. У нее еще в доме была соломенная крыша, я это хорошо запомнил. Когда приезжали проверять уровень радиации, сказали, что такая крыша сохраняет ее лучше всего. А она все равно из своего дома не уехала.

21.jpg

По словам Гендрика Балунды, жутко было патрулировать брошенные деревни и хутора. Все дома после отселения жителей опечатывались. Если пломба была сорвана, патруль должен был осмотреть домовладение. Попав впервые в один из таких частных домов, Гендрик Альбинович был сильно удивлен. Казалось, хозяева будто вышли на пару минут – обстановка не нарушена, во дворах пустовала техника. Еще вчера человек был тут, а сегодня нет. Будто смотришь кадр из военного фильма.

К слову, завладевший весной 2019 года мировыми рейтингами американский сериал «Чернобыль», Гендрик Альбинович так и не посмотрел. Говорит, у него, как и у каждого участника тех событий, своя правда. А буквально первые кадры затронули слишком тяжелые воспоминания, и от знакомства с картиной пришлось отказаться.

Сейчас, работая в Островце, где готовится к запуску Белорусская АЭС, Гендрик Балунда, не испытывает тревоги.

Уверен, печальный опыт Чернобыля учтен, и нам не стоит переживать. На АЭС все делается, как говорится, по последнему слову техники, есть учебно-тренировочный центр, оснащенный оборудованием, аналогичным тому, которое устанавливается на станции. Свои навыки работники станции оттачивают под руководством наиболее опытных специалистов на полномасштабном тренажере блочного щита управления реактора, что позволяет готовить профессиональные кадры.

А профессионализм Гендрика Альбиновича во время «чернобыльской командировки» отмечен Благодарностью «За высокую сознательность, самоотверженность, профессиональное мастерство, проявленные при несении службы в районах, прилегающих к Чернобыльской АЭС». Соответствующий приказ подписал Министр внутренних дел БССР генерал-лейтенант внутренней службы В.А. Пискарев.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»