Он рассчитывал стать богатым в России, торгуя наркотиками, но приехал в Беларусь и стал сутенером

Он рассчитывал стать богатым в России, торгуя наркотиками, но приехал в Беларусь и стал сутенером

Осознав, что не все в жизни так просто, Николай вернулся в родной Ошмянский район. Потом решил попытать счастья в столице. Сняв угол, подрядился подрабатывать чернорабочим на рынке «Ждановичи»

Он рассчитывал стать богатым в России, торгуя наркотиками, но надолго загремел за решетку. Переквалифицировался в сутенера в Беларуси, но и тут его постигла схожая участь.

Николай строил свою жизнь по принципу – ничего не делать, но жить в достатке. Правда, получалось это у него не ахти как. Поэтому он даже предпринял попытку перебраться из Беларуси, где родился и жил, в Россию. «Тему» задумал классическую для цыган – наркобизнес. Но в отличие от некоторых соплеменников, которые на героине и прочей дури въехали во дворцы, въехал на долгий срок в тюремную камеру. Его взяли сотрудники ФСН России с «черняшкой», так наркоманы называют высохший сок опиумного мака, которым он торговал налево и направо.

Осознав, что не все в жизни так просто, Николай вернулся в родной Ошмянский район. Сначала занимался чем-нибудь и как-нибудь, потом решил попытать счастья в столице. Сняв угол, подрядился подрабатывать чернорабочим на рынке «Ждановичи». Вот там-то и открыл для себя еще одну теневую сторону жизни, где крутились хорошие деньги. Речь идет о «панельном» бизнесе, но не в сфере строительства, а интимуслуг. Он познакомился с девицами легкого поведения и многое узнал об особенностях их профессии в современных условиях. В результате пришел к выводу, что способен урвать свой кусок от их пирога, занявшись сутенерством.

Премудрости любви
Николай прекрасно понимал, что второй вариант более чем вероятен, ибо в Беларуси в наглую крышевать проституток и подгонять им клиентов запросто не получится. Но он готов был работать осторожно, не зарываясь. Это подразумевало полный отказ от принуждения с его стороны. При этом он брал на себя расширенные обязательства, занимаясь поиском жилья, его оплатой, уборкой помещений, покупкой продуктов питания, хранением выручки, дачей объявлений в интернете и личной вербовкой клиентов. И за все готов был получать не более половины, а то и четверть гонорара. А чтобы сумма эта в итоге набегала солидной, разворачивать секс-торговлю решил только в Минске.

Подбором штата сотрудниц для своей теневой артели занялся сначала в Ошмянах. Первой кандидаткой стала Вероника, не достигшая 16 лет. Девочка из многодетной семьи, чья юность прошла в интернате, проглотила наживку. Корыстный мужик пообещал солидный заработок, свое покровительство, проживание в столице у его родственницы. Гарантировал и  секс, так сказать,  без крайностей. За час постельной работы с тарифом 50 долларов США обещал отдавать половину. То обстоятельство, что девушка не имеет амурного опыта, его не смущало. По его словам выходило, что это даже к лучшему: мол, клиенты всегда клюют на молодость. В общем, Вероника согласилась и, собрав манатки, убыла в Минск по адресу, продиктованному Николаем. На вокзале ее встретила родственница сутенера Жанна. Она же на первых порах подгоняла той клиентов, так как Николай продолжал заниматься вербовкой новых жриц любви. Трудилась девица в квартире сообщницы цыгана. За первый месяц заработала полторы тысячи долларов США, честно поделившись с работодателем.

Через месяц в Минск прибыл Николай, так и не сумевший завербовать новых куртизанок. Он сообщил, что ради увеличения «производительности труда» поместит в интернете анкету Вероники с контактными телефонами, а также сам станет приводить страждущих ласк юной прелестницы. Та не возражала, продолжив еще более ударным трудом зарабатывать баксы. Но мысль о расширении штата своего мини-бардельчика ни на минуту не покидала его основателя. Более того, глядя, как легко деньги идут в руки, решил активнее заняться подбором кадров. Для этого уговорил Веронику поехать с ним в Гродно, чтобы та помогла ему уговорить работающих в одиночку проституток перекочевать под его крыло.

Вербовка в Гродно
Второй жрицей любви в штате стала Наталья. Ее Николай и Вероника встретили возле кафешки на привокзальной площади железнодорожного вокзала в Гродно. 22-летняя безработная, имевшая на руках четырехмесячного ребенка, нуждалась в деньгах. Предложение было аналогичным тому, которое тот некогда адресовал Веронике. Сначала Наташа отказалась, но после того, как Николай познакомил ее с будущей напарницей, согласилась. В результате в тот же день вместе c Вероникой она убыла в Минск. Николай же остался возле вокзала искать третью рабыню любви.

Предоставленные сами себе, две его девчонки во время поездки в Минск нашли общий язык и задумались об отстранении от кормушки цыгана. Идея родилась в голове Вероники, которая решила, что справится и без Николая, что позволит не отдавать этому проходимцу часть заработка. В этом убедила и Наталью. В результате, когда Николай вернулся в Минск, двери квартиры  любви ему никто из девиц не открыл, а трубки телефонов поднимать не стал. Не зная, как поступить, тот остался стоять у порога. И тут заявился клиент. Вероника открыла дверь. Воспользовавшись ситуацией, Николай влетел в квартиру и устроил разборку. Вероника вызвала милицию. Николай струхнул не на шутку, но убегать не стал. Заявил прибывшему стражу порядка, что пришел за своими вещами, а ему их не отдают. Сообразив, что могут навредить сами себе, проститутки лишнего говорить не стали.

Бедолаге пришлось убираться к родственнице Жанне. Посовещавшись с ней, Николай решил отомстить Веронике. Для этого Жанна по телефону сдала ту милиции, сообщив, что юная девица – залетная проститутка. Правда, когда люди в погонах нагрянули в квартиру, Вероника ушла в магазин. Увезли в райотдел Наташу.

После такого виража оставаться в Минске было бессмысленно, и Николай уезжает  в Ошмяны, где занимается сбором и продажей металлолома. Но на этом едва зарабатывал на хлеб и в итоге вернулся в столицу, где стал уговаривать  Веронику и Наталью простить его и пустить на постой. При условии, что он не будет претендовать на их каравай, те разрешили и даже поставили на довольствие. Клиентов себе искали сами и жили не бедствуя, никому ничего не платя.

Николай, конечно, не сдавался и искал новых девиц, согласных делиться с ним своими секс-доходами, но все попытки были неудачными. Несмотря на такие кадровые проколы, он продолжал настойчиво усердствовать в выбранном направлении. Все началось с рекламной газеты, где одна из искавших работу девушек, хотя и отвергла предложение Николая стать проституткой под его началом, однако дала номер телефона подруги, которая вроде бы была не прочь поработать на этом фронте. Олеся после нескольких телефонных разговоров дала свое согласие на выезд из Гродно в Минск. Встреча вербовщика с новой подругой состоялась на железнодорожном вокзале. Разложив вещи в купе поезда, они вновь оговаривали условия работы, когда в вагон поезда вошли сотрудники управления наркоконтроля и противодействия торговле людьми областного УВД. На этом игра цыгана в сутенера была закончена.

Дежа вю
У следствия проблем не возникло, ибо сыщики четко зафиксировали преступную деятельность фигуранта, каждую его реплику, каждый вздох. В такой ситуации тому оставалось только дожидаться своей дальнейшей участи.

Объем предъявленного Николаю обвинения оказался внушительным. Ему инкриминировали вовлечение в занятие проституцией, совершенное повторно и в отношении заведомо несовершеннолетнего, использование занятия проституцией и создание условий для занятия проституцией, в том числе с вовлечением в этот процесс заведомо несовершеннолетнего, а также покушение на такие действия. В итоге за их совершение он получил в совокупности семь с половиной лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

P.S. Имена фигурантов дела изменены.
Редакция газеты «Гродненская правда»