Начав со сбора металлолома, гродненец стал его затем похищать

Начав со сбора металлолома, гродненец стал его затем похищать

На своем грузовом БУСе «Мерседес-Бенц» 23-летний гродненец Марьян Фролов колесил в поисках металлолома по лесам и свалкам, загружая все, что не успели вывезти до него. Иногда удавалось насобирать даже до тонны этого вторсырья. Дабы увеличить обороты, ускорить процесс погрузки и разгрузки, периодически брал с собой напарников. Одним из них был приятель Ярослав Паршин, вторым – освободившийся с зоны Иван Дулевский. Ярослав, трудившийся по графику по месту своей постоянной работы, расценивал сбор металлолома как подработку. А вот для Ивана это был единственный источник дохода.

Когда нужна была помощь, Фролов сам находил их и брал с собой в рейды. Собранный металл сдавался по своим паспортам либо каких-нибудь алкашей, которые вечно крутились возле скупок в надежде заработать на «чернила». Платишь пару тысяч и используешь их паспорт, чтобы не привлекать внимания контролирующих структур, которые могли заинтересоваться их активной деятельностью. Вырученные за сданный металл деньги делились не поровну. Марьян, высчитав амортизационные расходы, львиную долю забирал себе. Паршину доставалась меньшая часть, а Дулевский всегда был на фиксированной ставке в 100 тысяч рублей.

Несмотря на то, что бизнес позволял Фролову заработать не только на хлеб с маслом, он решил, что больно много времени уходило на прочесывание лесов, а на свалках слишком много конкурентов. Вот Марьян и обратил взор на дачные участки, хутора и заброшенные домовладения, где металла уйма. Это были конструкции теплиц, бочки, лестницы, бороны и прочее... Но особенно привлекательными были чугунные ванны, которые в силу своего веса, а это от 100 до 200 кг, приносили наибольшие дивиденды. Что они являлись частной собственностью, а не бесхозной завалью, Марьяна не смущало. Да и сезон на дачах подходил как раз подходящий – так называемый мертвый. Закончив осенние работы, дачники до весны редко здесь появлялись, поэтому можно было смело хозяйничать на участках.

Молоток, клещи и другие нужные вещи

Всю осень и зиму Марьян иногда в одиночку или с напарниками собирал металлолом. Чередовал загрузку бесхозного металла с хозяйским. Притормаживал БУС у забора дачного участка и таскал ванны. Благодаря крепким мышцам не единожды выполнял такую процедуру без помощников. Как-то раз даже две ванны самолично вытянул одну за другой и загрузил в машину. Когда же напрягаться не хотелось, брал кувалду и разбивал ванну прямо в огороде. В микроавтобус складировал уже куски чугуна.

На периодически возникающие у приятелей вопросы относительно легальности их деятельности отвечал, что договорился с хозяевами и уже рассчитался за взятый у тех металлолом. Впрочем, не исключено, что напарники догадывались об истинном характере таких дачных «сборов», явно отдававших криминальным душком. К примеру, из сарая на заброшенном хуторе троица уволокла сечкарню, точильный станок, две бороны, металлический бак, плоскогубцы, кусачки, молоток и банку гвоздей. А с территории одного из дачных участков вынесли капот, рулевую колонку, пружины и подрамник от автомобиля, а также металлические трубы, панцирную сетку от кровати, лист жести, вентиль для воды и арматуру. Но деньги не пахнут, и потому дружки предпочитали лишних вопросов не задавать.

А несколько раз, когда Фролов выезжал на «охоту» один и находил много металла, привлекал для погрузки бомжей, которых специально привозил из города. Те работали молча и за сущие копейки.

Поплатился, повинился, расплатился
Сложно сказать, как долго Фролов планировал безнаказанно шерстить дачные участки, но попался он не случайно. К концу зимы заявления от потерпевших посыпались в милицию одно за другим. Оперативники Гродненского РОВД остановили груженный металлоломом БУС на дороге, когда в кабине с Марьяном как раз следовали Паршин и Дулевский.

Следствие возбудило уголовное дело только против Фролова. Его дружки поклялись, что знать не знали, ведать не ведали о коварстве Марьяна.
Совместно с сыщиками следователи организовали целенаправленную работу по установлению всех тех, кто пострадал от рук вора. Дело в том, что многие дачники ожидали наступления весны и потому не выезжали на свои владения. Следовательно, не знали о том, что на их «сотках» похозяйничали, утащив ванну, бочку или нечто еще. В результате поиска удалось установить еще немало потерпевших. Причем не обошлось без курьеза. Прилетевшая после сообщения милиции на свой участок женщина заохала, обнаружив отсутствие ванны, металлических труб, уголков, рессор и прочих металлических предметов. Тут же написала заявление о краже. Однако через некоторое время женщина сообщила, что несколько погорячилась. Ванна нашлась в сарае, куда она с мужем осенью ее заволокла от греха подальше, да и забыла. А вот остальной металл действительно украли. Подтвердил сказанное и Марьян, вспомнивший эту точку поживы.

По результатам расследования уголовного дела Фролову было инкриминировано около двух десятков краж металла. Сумма причиненного ущерба по каждому эпизоду варьировалась от нескольких сотен тысяч рублей до восьми с лишним миллионов. Боясь загреметь за решетку, вор рассчитался с каждым, у кого наследил, полностью признав свою вину и раскаявшись.

Приняв эти обстоятельства во внимание, суд приговорил Марьяна Фролова к двум годам исправительных работ с удержанием в доход государства 20 процентов заработка, что заставило его оставить свое ремесло и найти нормальную работу.

P.S. Данные всех лиц изменены
Редакция газеты «Гродненская правда»