За убийство отца в пьяном угаре гродненец получил 18 лет колонии

Трагедия разыгралась в октябре прошлого года во дворе одного из домов в деревне Путришки, что в пригороде областного центра. 48-летний сын зверски убил престарелого отца за то, что тот изо всех сил пытался воспрепятствовать окончательному падению своего отпрыска на «дно».

ПО НАКЛОННОЙ ВНИЗ
У поднявшего на отца руку Виктора на старте были довольно ясные горизонты – суворовское, а затем и военное училище, должность в армии, семья, дети. И даже после увольнения из Вооруженных Сил из-за пристрастия к алкоголю и неуравновешенного характера возможности у него для дальнейшей достойной жизни были. На гражданке Виктор работал в различных государственных структурах и на предприятиях. Последняя должность – инженер по технике безопасности…

Однако «держаться» за социальный статус мешал алкоголь. На личном фронте у бывшего военного дела шли по тому же сценарию, что и на службе в армии. Распавшийся брак сменился заключением нового. Однако и вторая жена была вынуждена уйти вместе с ребенком по той же причине: пристрастие к алкоголю и сопутствующая агрессивность в поведении супруга.

После распада второй семьи и увольнения с работы злоупотребляющий спиртными Виктор, не имея средств к существованию, сдал в наем свою однокомнатную квартиру в Гродно и переехал в родительский дом в деревне. По его словам, помогать престарелому отцу. На деле же жизнь спокойного и трудолюбивого сельчанина только осложнил. Пьянки сына пожилой отец переживал болезненно и всячески пытался убедить его изменить образ жизни. Во время словесных перепалок мужчина часто хватал отца за грудь и грозился поколотить. Но до откровенного насилия не доходило.

Старик никуда не жаловался. А потому ни в сельсовете, ни в райотделе милиции агрессивного Виктора на профилактический учет никто не ставил. Единственным, кто включил бывшего офицера в список «своих» пациентов, оставался нарколог, но он не смог предотвратить его окончательную деградацию.

ВИНОВАТА ВОДКА?
В тот день, 17 октября, Виктор с утра уехал в город, где выручил двести тысяч рублей за собранные в отцовском саду и сданные яблоки. Первое, на что захотелось потратить деньги, была, конечно, бутылка водки, которую выпил из горлышка за углом. Домой купил вторую. Сидя у телевизора, растянул это удовольствие на час, потягивая из бутылки жидкость глотками. Отец же в это время трудился на приусадебном участке. Увидев сына в сильном подпитии, сделал замечание, что вызвало у того дикую ярость. Схватив отца за одежду, Виктор повалил его на землю и начал жестоко избивать. Наносил удары ногами и кулаками куда придется. Бил до тех пор, пока ослабевшее тело бедного старика не обмякло окончательно…

К утру, когда алкогольный туман чуть рассеялся, убийца вдруг понял, что за свои действия придется ответить. На ходу придумал версию о том, что отец упал и ударился о бетонный фундамент пристройки дома. Проливая крокодиловы слезы, позвонил в скорую помощь и милицию. Потом в ходе следствия и в суде менял свои версии, стараясь уйти от ответственности.

Выкрутиться не удалось. Гродненский областной суд вынес вердикт – 18 лет лишения свободы за умышленное убийство с особой жестокостью с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима и назначением принудительного лечения от алкоголизма. Приговор вступил в силу.
Подобные истории, которых, к сожалению, со временем не становится меньше, ставят перед обществом сложную социальную проблему – как защитить престарелых и беспомощных людей от их же детей, от тех, которые по закону обязаны о них заботиться и обеспечивать их безопасность.

Очевидно, что стандартное «заявлений не поступало» не может быть оправданием для работников сельских исполкомов и участковых инспекторов милиции. Ведь заявлять на своих детей родители не спешат – так устроены биологические связи. Опустившихся и агрессивных чад нужно освобождать от такой «опеки» всеми возможными способами, в каждом конкретном случае они могут быть разными. Главное – вовремя вмешаться в критическую ситуацию и предотвратить трагическую развязку.
Редакция газеты «Гродненская правда»