К гродненским микрохирургам все чаще обращаются пациенты с тяжелыми бытовыми травмами

К гродненским микрохирургам все чаще обращаются пациенты с тяжелыми бытовыми травмами

Пришивать приходится не только пальцы, но и кисти, стопы и голени…

То, что в Гродно человеку пришили оторванный палец, два десятилетия назад было самой настоящей сенсацией. Сейчас такие операции, хотя и относятся к разряду высокотехнологичных, считаются рядовыми. Из двенадцати пациентов, которые находятся в больнице скорой медицинской помощи сегодня, трое попали в операционную к микрохирургам именно с такой проблемой. Еще у троих ликвидировали глубокие травмы предплечья. Прямо травматическая эпидемия какая-то, искренне удивляюсь услышанному. На что микрохирург БСМП Сергей Трусь отвечает, что дело не в ней, а в безответственности самих пострадавших. Пришивать приходится не только пальцы, но и кисти, стопы и голени…
НИТЬЮ ТОНЬШЕ ВОЛОСА
– Часть операций проводится именно по экстренным показаниям, – рассказывает Сергей Михайлович. – Пришиваем отчлененные части конечностей. К нам также направляют пациентов с ранами, когда повреждены сосуды, нервы, сухожилья.
– Не представляю, как это пришить человеку палец?
– Очень тонкая работа, выполняется под микроскопом. Пальчик вроде бы небольшой, а шить приходится много, нужны специальный инструмент, тончайший шовный материал. Очень важно соединить сосуды – они по сути обеспечивают жизнь пальца. Тончайшая работа: сосуды миллиметрового диаметра, а надо наложить порядка шести – восьми швов, шовная нить тоньше волоса. Но чтобы палец заработал, надо восстановить суставы, сухожилья и нервные волокна. Без восстановления нервов не вернуть чувствительность. Многое, конечно, зависит от степени повреждения. Если, скажем, сильно травмирован сустав, то тот же возвращенный на место палец не будет работать в таком объеме как прежде. Очень сложно, но можно пришить кисть, предплечье, голень. Чем выше отчленение, тем меньше времени у хирургов для восстановления поврежденных структур.
– А сколько при таких травмах длится так называемое хирургическое окно? Какое время тот же отчлененный палец сохраняет шансы быть восстановленным?
– У пальца есть время до суток. Но это при правильном его сохранении. То есть если отчлененный сегмент завернуть в чистую ткань, поместить в пакет, затем в пакет с водой и потом в пакет со льдом. Если сразу поместить в лед, то произойдет омертвение тканей и хирург уже ничего сделать не сможет. Чем выше уровень отчленения конечности, тем меньше времени для положительного исхода. Но по сути временные шансы сегодня есть у всех – доставить пострадавшего к нам с любой точки области можно максимум за четыре часа. Мы же всегда, как говорится, в боевой готовности – организованы круглосуточные экстренные дежурства специалистов.
ПИЛА ПОЕТ SOS
– И как же так люди травмируются?
– В большинстве случаев это происходит в быту. Сегодня главный «виновник» – инструмент, который в народе называют болгаркой. На нее вопреки правилам безопасности устанавливают диск для дерева и при этом снимают защиту. Траектория полета диска, если он, скажем, наскочит на сучок, непредсказуема. К нам в больницу доставляли не только с отпиленными пальцами, но и получивших таким образом травмы головы. В таких случаях спасать пострадавших приходилось нейрохирургам. Жизнь людям мы сохраняем, но нередко после таких травм они остаются инвалидами. Вот такой печальный результат человеческой беспечности. Есть случаи, когда получают серьезные травмы при работе с циркулярными пилами, на деревообрабатывающих станках.
– Судя по способу травмирования, среди ваших пациентов сплошь мужчины?
– По экстренной хирургии к нам действительно поступают мужчины и в основном работоспособного возраста. Как ни печально, но большинство из них работали с травмоопасным инструментом в нетрезвом состоянии. Конечно, за время работы микрохирургом приходилось оказывать экстренную помощь и женщинам, но доставляли их главным образом с травмами после ДТП и производственными. Кстати, сегодня тяжелых последствий производственного травматизма стало несколько меньше. Но женщины среди наших пациентов не редкость, ведь у нас проводятся и плановые операции, а в этом году начали проводить пластику и по эстетическим показаниям.
ПЛАН ОСВОБОЖДЕНИЯ НЕРВА
– Какая же помощь относится к разряду плановой?
– Это могут быть последствия травм конечностей с повреждением сосудов, нервов, сухожилий. Если, скажем, пострадавший вовремя не обратился или же требуется время, чтобы убрать воспаление. Бывает, нужно удалить доброкачественные образования на руке. Проводили операции и при отсутствии пальцев кисти – пересаживали со стопы. Выполняем и такие высокотехнологичные операции, как пересадка кровоснабжаемых кожных лоскутов и тканей.
 В последнее время увеличилось число пациентов с туннельным синдромом. Это когда из-за зажатого нерва немеют пальцы и их не согнуть – не разогнуть. Пока не освободишь нерв хирургическим путем, никакое лечение не помогает. Диагностируют эту патологию в областной больнице с помощью электронейромиографии. Занимаемся мы и хирургическим лечением мужского и женского бесплодия. Перечень показаний плановой помощи, которую оказывают наши микрохирурги, довольно внушительный.
– И при этом добавилась еще и эстетическая хирургия?
– Практически весь спектр операций по эстетическим показаниям предлагается в условиях стационара. Начиная от лица, – коррекция возрастных изменений век, подтяжка и так далее, заканчивая увеличением голеней и ягодиц. С недавних пор в нашей стране выделили отдельную специальность «Пластический хирург», создана кафедра пластической хирургии в БелМАПО, где я в составе первой группы из восьми человек прошел переподготовку и получил соответствующий сертификат. Хотя в деле, как говорится, не новичок, более десяти лет практиковал в центре красоты и здоровья. С учетом роста популярности эстетической хирургии, думаю, будет востребована такая помощь и в центре, и у нас в клинике.
 – Наверное, за более чем четверть века работы микрохирургом у вас есть особо памятные операции?
– Надо сказать, что первый операционный микроскоп для работы микрохирургов появился у нас в области в 1991 году . А первые операции по восстановлению отчлененных сегментов на руке мы начали выполнять еще на базе четвертой городской больницы. Но вот уже почти полтора десятилетия работаем в больнице скорой медицинской помощи. Такая специализированная микрохирургическая помощь оказывается только в Минской областной больнице, где расположен Республиканский центр пластической и реконструктивной микрохирургии, и БСМП Гродно.
В памяти первая операция, которая длилась шестнадцать часов. Пациенту мы поочередно пришили четыре отчлененных пальца. Конечно, сегодня, наверное, столько времени не понадобилось бы, потому что есть опыт, есть новые технологии. Но как хирург мечтаю, чтобы такого рода работы у нас было меньше, чтобы люди не травмировались и всегда были здоровыми.
Редакция газеты «Гродненская правда»