Как сотрудники скорой помощи в Гродно успевают спасать людей, работают в «красной зоне», проводят тромболизис на ходу и сохраняют верность профессии

Как сотрудники скорой помощи в Гродно успевают спасать людей, работают в «красной зоне», проводят тромболизис на ходу и сохраняют верность профессии

Минувший год стал серьезным экзаменом для службы скорой помощи. 

Время «Ч»

Минувший год стал серьезным экзаменом для службы скорой помощи. Особенно напряженными были весна, когда пришлось на практике отрабатывать действия в период особо опасных инфекций, и осень, когда коронавирус практически в одночасье выстрелил с новой силой. В целом за прошлый год скорая Гродненщины обслужила почти на восемнадцать тысяч вызовов больше по сравнению с годом предыдущим, причем за четвертый квартал прирост составил 94 тысячи (28,6 процента от всех обслуженных за год).

В помощь службе 103 в 12 районах области и Гродно созданы 29 бригад неотложной помощи при поликлиниках, которым диспетчерская скорой может переадресовать вызовы в дневные часы. В минувшем году туда передано более 35 тысяч вызовов, но это на 9,3 процента меньше, чем в предыдущем. 

Байгин.jpg
– Старались больше брать на себя, понимая, какая нагрузка в поликлиниках, выездные бригады которых занимались лечением пациентов с ковид-инфекцией на дому, –
отмечает главный врач областной станции скорой медицинской помощи, главный внештатный областной специалист по этой службе Александр Байгин. – Такого времени «Ч», как минувшей осенью, на моей памяти не было. Работали без передышки. Если и останавливались машины, то только для того, чтобы сотрудники могли сменить защитную одежду, а в машинах провели положенную дезинфекцию. К чести нашего коллектива, да и всей службы скорой области, работали четко, люди, несмотря на риски, оставались на посту. 

Сердечная работа

Эпидситуация и связанная с ней картина заболеваемости отразились и на традиционной структуре вызовов скорой. Выросло число пациентов с проблемами органов дыхания, особенно с пневмониями, увеличился показатель в графе «перевозки». Фактически на прежнем уровне осталась главная тревога для скорой – сердечно-сосудистые заболевания. А это те случаи, когда одинаково архиважны и врачебная грамотность, и скорость оказания помощи. 

С некоторых пор эффективность помощи при коварном инсульте намного выросла благодаря методике тромболизиса (внутривенного введения препаратов, растворяющих тромбы). Сегодня тромболитическая терапия успешно освоена неврологами Гродненской университетской клиники и межрайонными неврологическими центрами. Надежды на бригаду СМП особые, потому что терапевтическое «окно», в течение которого можно прибегнуть к тромболизису, составляет всего три часа, считая от начала заболевания. Тут важно не только не пропустить первые симптомы, но и успеть в это «окно» доставить пациента в стационар, оказав ему необходимую помощь.

DPP_52844.JPG

При инфаркте миокарда терапевтическое «окно» еще меньше, но возможности шире. Это догоспитальный тромболизис, которым владеют не только врачи, но и многие фельдшеры скорой помощи, или чрескожное коронарное вмешательство, которое является прерогативой кардиохирурга.

Уже второй год, как в областном кардиоцентре и областной станции скорой помощи внедрена система Salutis (Heart Team). С ее использованием в минувшем году в специализированный стационар была передана информация о 223 пациентах с острым коронарным синдромом, который требовал экстренных врачебных действий. Причем почти сорок процентов из них были доставлены непосредственно в операционную в первые полчаса. Еще в 44 процентах случаев промежуток от приезда скорой до чрескожного коронарного вмешательства, который образно называют «дверь – пЧКВ», не превысил одного часа. При этом целевым значением времени «симптом-игла» считаются три часа. Как следствие, большинство пациентов, которым была нужна реперфузионная (восстановление кровообращения в артерии, питающей сердечную мышцу) терапия, быстро получили ее. Число же пациентов, доставленных в кардиоцентр для проведения данного вмешательства, по сравнению с предыдущим годом выросло на треть. 

Процедуру догоспитального тромболизиса на этапе скорой медицинской помощи в минувшем году провели 204 пациентам, в позапрошлом – 186-ти.

Кроме того, без внимания службы не остались и другие неотложные состояния и травмы, по поводу которых обращались жители Гродненской области и приезжие.

Существует концепция развития службы скорой медицинской помощи. В ней и переоснащение медицинской аппаратурой, и обновление автопарка, и кадровое укрепление. И хотя время сейчас для медицины сложное, есть подвижки по всем направлениям. А главное, чем гордится главный врач, есть коллектив, который готов работать на благо людей, несмотря ни на какие сложности и перипетии. И за это люди признательны сотрудникам скорой, а их в области свыше 1200 человек.

На высокой скорости

Вообще, для оценки оперативности скорой помощи существуют определенные нормативы, от которых гродненская служба, как правило, не отклоняется. В минувшем году Минздравом введено такое понятие, как «время ожидания» – время от принятия вызова до приезда бригады СМП. По экстренным вызовам оно составляет в городе 20 минут, в селе – 35 минут. По неотложным вызовам в городе – 75 минут, в селе – 90 минут. По итогам года в соответствии с нормативами обслужены почти все экстренные вызовы и 95,4 процента неотложных вызовов. Помогает в том числе и цифровая радиосвязь: 93 радиостанции и единая автоматизированная система управления «Диспетчер 103» во всех районах области.

МЕДинфоГр 2.jpg

На вооружении «скорой» имеется дыхательная аппаратура: ИВЛ, кислородные ингаляторы, а также дефибрилляторы, ЭКГ-аппараты. Пополнился парк автомобилей в прошлом году. Куплено 13 новых машин. А станция скорой медицинской помощи Лидской ЦРБ получила в подарок два автомобиля с полной комплектацией. Реанимобиль для скорой – а такие машины с полной начинкой есть в Гродно и Лиде – это дополнительный шанс спасения жизни. 

В перспективе – объединение информационного пространства службы всей области, а также включение скорой помощи наряду с другими службами в систему электронного здравоохранения.

Случай из практики 

Наталья Сокол, врач: «Нередко приходится буквально возвращать пациентов с того света»

DPP_52854.JPG

– На областную станцию скорой помощи пришла восемь лет назад по распределению. Саму службу выбрала еще в университете. Когда мы, студенты, знакомились с работой лечебных учреждений, на скорой какое-то внутреннее чутье подсказало – это мое. По моему характеру скорость действий и принятия решений. Конечно, понимала, что нужны крепкие медицинские знания, потому старалась учиться и в итоге получила в вузе красный диплом. Полтора месяца работы в составе фельдшерской бригады во время интернатуры окончательно убедили, где мне хочется работать. 

Сегодня я врач скорой – главная во врачебной бригаде, которая в первую очередь обслуживает сложные экстренные вызовы. Они самые разные: человек может задыхаться или терять сознание, могут быть кровотечения и стремительные роды. Выезжаем на пожары, автоаварии и другие экстримы, где врачу и фельдшеру нужно максимально мобилизоваться, чтобы спасти пострадавших, а нередко и возвращать людей с того света. 

Экстренных вызовов бывает по несколько за дежурство. В памяти остаются случаи, когда удавалось спасти, казалось бы, безнадежных пациентов. Реанимировали восьмилетнюю девочку, которую сбила машина и которую мы застали уже в состоянии клинической смерти. Буквально вернули к жизни тридцатичетырехлетнего сельчанина, которого ударило током. При такой электротравме шансов выжить у него было немного. Но мы успели и на месте по реанимации сделали все правильно, а потом быстро доставили в стационар. Мужчина остался жив и после выздоровления снова работает электриком. Приходил к нам на подстанцию, чтобы поблагодарить. 

Приятно, конечно, когда твой труд оценили. Как-то пожилой гродненец принес нам букет цветов из своего палисадника в благодарность за то, что приехали быстро и сняли у него гипертонический криз. Для нашей бригады это вроде бы рядовой случай, а для конкретного человека это фактически спасение.

Последний год из-за коронавируса напряжение у нашей службы повышенное. Сам вирус коварный, но и другие болячки никуда не ушли, а некоторые и обострились. Поехали как-то на вызов к женщине, у которой сильные боли в груди. Оказалось, инфаркт. По сути, сама себя довела, перенапряглась, занимаясь фитнесом дома. И что примечательно, таким образом она «поддерживала форму», потому что, опасаясь коронавируса, три месяца не выходила из дома. Нам пришлось пациентку реанимировать, а потом доставить в реанимацию кардиоцентра.

Хоть считаемся мы бригадой интенсивной терапии, оснащены фактически так, как реанимационная бригада. Горжусь, что ни разу не вышли за рамки отведенного на экстренные вызовы времени прибытия и помогли очень многим людям, что для врача самое важное.

Дарья Сурикова, фельдшер: «В Беларуси впечатляет доступная и бесплатная помощь по первому требованию»

DPP_52850.JPG
– Фельдшером на скорой работаю уже двадцать лет. В Гродно – последние шесть, после того как семьей переехали сюда из Украины, из Луганской области из-за известных всем событий в этом регионе. Почему в Гродно? Здесь я родилась, а уехала с мамой, когда было десять лет. Мы с мужем работали вместе, но после переезда он пришел на скорую не сразу, а устроился там, где быстро решался вопрос с жильем. Но как только стало возможным, вернулся к прежней профессии. Мне кажется, что она уже у нас в крови. Сейчас мы фельдшеры скорой, которые выезжают самостоятельно. Пока подрастает младшая дочь, работаем в разных сменах. 

Если сравнивать с прежним местом работы, то уровень медицины в Беларуси несоизмеримо выше. Мне кажется, что отдельные люди даже и не осознают, насколько это великое благо – бесплатная доступная медицина. Бывает, что вызывают скорую даже в том случае, когда можно было бы обойтись походом в поликлинику, а то и вовсе повременить. А «скорая» едет всегда, когда человек нуждается в помощи. 

Как фельдшер на новом месте работы каких-то особенностей в своих действиях в различных ситуациях я не почувствовала. Люди болеют везде, и алгоритмы помощи при различных заболеваниях практически не отличаются. Чаще всего выезжаем по неотложной помощи, но бывают и экстренные вызовы: пострадавшие в ДТП, инфаркты и другие экстренные состояния пациентов. 

При коронавирусной инфекции бывает резкое падение сатурации, при инфарктах и инсультах нужно уложиться в так называемое «окно» для специальной спасительной терапии. Конечно, срочно надо доставить человека в стационар при тяжелых травмах, кровотечениях. Буквально недавно спасали мужчину, у которого до критических точек опустилось давление. Сразу две капельницы поставили и снесли на носилках по лестнице с пятого этажа….

Мне нравится мой новый коллектив и работа. Мы всегда готовы помогать людям в любой ситуации. Самым напряженным временем и своего рода экзаменом на прочность была для нас минувшая осень, особенно ноябрь. Можно сказать, дневали и ночевали в пути, успевая только менять защитную экипировку при выездах на ковид или подозрении на него. Справились. И это большой плюс всем моим коллегам и всей белорусской медицине.

Виктор Гайко, водитель реанимобиля: «Торопишься, понимая, что счет в спасении идет на секунды»

DPP_52853.JPG
– В свое время работал в аварийно-спасательной службе МЧС. Когда по возрасту ушел, почти сразу почувствовал, как не хватает экстрима. Потому среди всех предложений выбрал работу на скорой. Вот уже двенадцать лет работаю: первые два года на ГАЗели с обычной врачебной бригадой, а уже десять лет на реанимобиле. Он практически не простаивает, на самых сложных и ответственных выездах. А потому срок службы такой техники ограничен пятилетием. Год назад получили новенький автомобиль «Пежо» с самой современной начинкой. Внутри есть все, что и должно быть, чтобы спасать людей. Особенно это пригодилось в период пандемии. И я, и бригада – врач и два фельдшера, буквально не выходили из машины. Разве что сменить экипировку и пополнить аптечку. По 15-16 вызовов обслуживали за двенадцатичасовую смену. И ни один из них легким не назовешь. Впрочем, такие пациенты у нашей реанимационной бригады всегда. Нести носилки с пациентом, а без мужской силы тут никак, обычное дело. 

Словом, работа нелегкая и ответственная. Но, как я говорю, затягивает. Были случаи, водители со скорой уходили: кто в таксисты, кто в «дальнобой», а потом многие возвращались. Хотя материального интереса здесь нет, да и сложностей хватает. Попробуй доехать до подъезда по заметенным снегом да заставленным транспортом дворам! На городских улицах водители не всегда уступают дорогу «скорой» даже с сиреной, а ты торопишься, понимая, что счет в спасении людей идет на секунды. И нарушать нельзя, потому что, кроме тебя, в машине еще четыре человека.

Конечно, радостно, когда успеваешь помочь людям. Помню, как наши медики вернули к жизни молодого парня. А ведь спасатели достали его из воды на Юбилейном озере практически в бездыханном состоянии. Да таких случаев было немало.

Конечно, великое дело – взаимопонимание с коллегами. В бригаде нас четверо, все люди ответственные. Не было случая, чтобы кто-то сдал машину сменщику в неисправном состоянии. Да и врачебно-фельдшерская бригада сильная, ответственная. Одним словом, понимаем друг друга и поддерживаем, потому что делаем одно общее и важное дело.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»