Гродненец создавал ракеты и космические приборы, видел их старт на Байконуре

Гродненец создавал ракеты и космические приборы, видел их старт на Байконуре

По распределению молодой инженер попал на куйбышевское предприятие «Прогресс». Спустя годы, когда уже сняты грифы «совершенно секретно», он вспоминает, что даже не подозревал, какие размеры и масштабы работ выполнялись

Немногие гродненцы сегодня могут похвастаться своей причастностью к космосу. Станислав Белецкий создавал ракеты и космические приборы, видел их старт на Байконуре, радовался достижениям науки, переживал неудачи.

В 1957 году, когда с Байконура стартовала первая советская ракета «Восток», какой мальчишка не мечтал о космосе, не строил свои воздушные корабли. Станислав, которому от отца-инженера досталась тяга к технике, занимался в кружках авиа- и ракетного моделирования, был призером всесоюзных и республиканских соревнований. А когда пришлось выбирать профессию, не задумываясь, уехал из родной Киргизии за три тысячи километров. И с первой попытки поступил на факультет самолетостроения Куйбышевского авиационного института.

По распределению молодой инженер попал на куйбышевское предприятие «Прогресс». Спустя годы, когда уже сняты грифы «совершенно секретно», он вспоминает, что даже не подозревал, какие размеры и масштабы работ выполнялись, на каком уникальном оборудовании подгонялись и состыковывались элементы – узлы и системы ступеней ракеты-носителя Н-1. А изготавливались они на десятках крупнейших заводов Советского Союза, в научно-исследовательских институтах и конструкторских бюро. Завод «Прогресс» в 70-е годы – это не только огромные цеха, но и аэродром с парком самолетов, летно-испытательная станция.

– В один из весенних дней объявили, что завтра вылетаем на космодром. Приземлились в степном аэропорту недалеко от Сырдарьи. Разместились в городке Ленинске, так тогда назывался город на Байконуре. Семейные работники космодрома жили в гостиницах. Из транспорта в основном были мотовозы с охраной, разво-зившие работников строго по площадкам космодрома, – вспоминает Станислав Владиславович. – Работали в огромном здании монтажно-испытательного корпуса. В первые дни все мы, новички, ходили по объекту, можно сказать, с открытым ртом, до чего все было фантастически интересно.

Ракету Н-1, которую приехал собирать молодой инженер, в народе называли «супер-ракета» или «белый лебедь» за ее изящество и красоту, «царь-ракета» – за ее гигантские размеры. А еще «лунная ракета», поскольку по задумке академика Королева она должна была выводить на орбиту тяжелые космические межпланетные станции и корабли, отправляющиеся на Луну, Марс и Венеру. По расчетам создателей, «царь-ракета», которую начали строить в середине шестидесятых, должна поднимать и выносить на околоземную орбиту космические станции весом до ста тонн. Станислав Владиславович и сегодня помнит все параметры ракеты. В состыкованном виде это был конус высотой свыше ста метров диаметром в основании более16 метров. Топливный бак по размеру был как пятиэтажный дом и в него вмещалось семьсот тысяч литров окислителя. В недрах такой громадины можно было запросто заблудиться. При входе в ракету записывался весь инструмент и личные вещи, при выходе список сверялся. И неспроста, был случай, когда забытый инструмент привел к взрыву ракеты при старте и потерям.

– Когда я уже уехал с космодрома, узнал, что запуск ракеты, к большому сожалению, оказался неудачным. Но на Байконуре мне посчастливилось увидеть старт так называемой семерки, аналога ракеты, что использовалась при запуске в космос Юрия Гагарина, – рассказывает Станислав Белецкий. –  Вначале нас ослепила оранжевая вспышка, затем огромные клубы дыма и огня вырвались из стартового стола. Окрестности наполнил умопомрачительный рев и рокот от работы двигателей, казалось, лопнут барабанные перепонки. И вот огромная ракета во всей своей красе вырывается из облаков дыма и стремительно набирает высоту. Красота неописуемая. Впечатления – на всю жизнь.

В городе Фрунзе в ОКБ (Особом конструкторском бюро)Института космических исследований АН СССР Станислав Белецкий в группе инженеров работал над изготовлением наземных пультов управления спутниковыми системами комплексов обработки телеметрической информации «Пихта». Созданную и при его непосредственном участии аппаратуру для исследования солнечных спектров «Эмиссия» впоследствии высоко оценил космонавт Георгий Гречко. А приборы серии «Прогноз» создавались по заказу НИИ ядерной физики и впоследствии нашли применение в народном хозяйстве. Комплекс аппаратов «Фрагмент» для исследования природных ресурсов земли, по мнению Станислава Владиславовича, актуален и сегодня. Благодаря этой разработке определяются болезни леса, влажность лугов, степень созревания зерновых, маршрут передвижения рыб в морских глубинах, степень экологической загрязненности регионов и многое другое.

В 1980 году Станислав Белецкий с семьей приехал в Гродно на расширявшийся тогда завод автомагнитол. Работал начальником конструкторского бюро, был в числе активных рационализаторов и изобретателей, награжден бронзовой медалью ВДНХ СССР.

Сегодня Станислав Владиславович – заместитель директора по развитию инжиниринговой компании ООО «Молдер» в Гродно. Он соавтор полутора десятков изобретений и десятков рацпредложений. Полученные в юности навыки и сегодня помогают ему в поиске технических решений. А космодром Байконур и рвущаяся в космос ракета до сих пор ему снятся…