Эпоха в лицах: Золушка из Волковыска

Легкий, воздушный и всем понятный фильм «Золушка» пережил не одно поколение своих зрителей. В главной роли в нем снялась уроженка Волковыска Янина Жеймо

ОАО «Щучинский маслосырзавод» представляет статью из цикла «Эпоха в лицах».
01.jpg


Искусство по своей сути всегда субъективно. Одно и то же произведение мы воспринимаем по-разному. Это зависит от времени, исполнителей, изменения общественных настроений и так далее. Даже классические произведения со временем звучат и воспринимаются по-новому, а это требует нового прочтения и новых постановок. Но есть вещи постоянные, которые воспринимаются только в одной заданной трактовке. Их можно по пальцам пересчитать. Их творческая судьба неповторима и необъяснима. Она строится сама собой, когда в одном месте сходятся три главных компонента – время, люди и общественное ожидание. И сколько бы времени ни прошло, наше восприятие в этом случае всегда одномерно, оно не хочет и не может воспринимать что-то новое. В основном это относится к кинематографу. Таких фильмов немного, но они есть. И один, переживший не одно поколение своих зрителей, легкий, воздушный и всем понятный. Речь идет о фильме «Золушка», где в главной роли снялась уроженка Волковыска Янина Жеймо…
9497230331651375_da4d4909.jpg
Она родилась в начале ХХ века в семье артистов цирка. Позднее в своих воспоминаниях она сделает такую запись: «Дети циркачей учатся ходить не дома на полу, а на манеже, где только опилки. Когда я думаю о детстве, я всегда вспоминаю не дом, не уютную комнату, а цирк и его арену. Жизнь артистов цирка целиком и полностью состояла из разъездов и тяжелой работы».
Впервые маленькая Яня вышла на манеж, когда ей было три года. Вся семья до этого исполняла номер «пять-Жеймо-пять», а после выхода Яни он стал называться «шесть-Жеймо-шесть». Янина шла с огромным барабаном и стучала в него. Это нравилось всем: и ей самой, и публике. С этого момента началась ее артистическая карьера.
Жеймо выступала и в роли гимнастки, и акробатки, и балерины, и музыкального эксцентрика. За всем этим она не заметила, как перестала расти. Для всех и на все времена она запомнилась маленькой и наивной, актрисой без возраста. Впоследствии она объясняла это тем, что до четырнадцати лет она росла как и все дети, а потом вдруг перестала. «Наверное, это потому, что я носила на голове тяжелые ксилофоны», – говорила актриса.
Но ее маленький рост для цирка был удачей. Десять лет она работала в цирке. После смерти отца, в 1921 году, в возрасте тринадцати лет она поступила на эстраду. Вся их семья, перебравшись в Ленинград, выступала на эстраде. Но время брало свое, для широкой аудитории середина 20-х годов прошлого века – это время кино. Кино в то время затмило все: и театр, и цирк, и эстраду. Янина Жеймо свой выбор сделала.
Она поступила в открывшуюся «Фабрику эксцентричного актера» – ФЭКС. Но в отличие от своих учителей Леонида Трауберга и Григория Козинцева у нее уже был большой опыт актерской жизни. Цирковой актер – особая профессия, это человек универсального дарования и склада, он может все. Он об этом знает сам и этим гордится и всегда подчеркивает универсализм своей профессии.
Блистательный Григорий Козинцев никак не мог понять то, о чем говорит его любимая ученица, и ворчал: «На вид вам тринадцать лет, а вы говорите, что тринадцать лет на сцене. Получается, как в романе: еще курица из яйца не вылупилась, а ее птенцы в саду кудахчут». На что маленькая Жеймо отвечала, что именно все так и было, ведь ее мама выступала в номере с ней в животе.
Кинематограф принял Янину Жеймо. Она много снималась. Но все ее роли были второго плана. Она была узнаваемой, но только как актриса второго плана. Режиссеры заметили ее редкую способность сыграть то, что взрослые не могут, – ребенка. Притвориться ребенком взрослому не под силу. На радио это еще возможно, у Рины Зеленой это получалось. Но в кино, помимо голоса, еще есть пластика, отношение к миру, удивленность при постижении увиденного. Все это взрослый может только сымитировать, для него это не ново. Но то, что это имитация, видят и понимают все.
У Янины Жеймо все получалось просто гениально. Детский потенциал в себе она сохранила надолго. Когда она впервые увидела себя на экране, то была очень разочарована. И решила навсегда расстаться с кинематографом. Но вернул ее в кино Григорий Козинцев. Ее время пришло само собой – появилось звуковое кино. У нее был невероятный голос, и это тот редкий случай, когда режиссеры снимали именно голос, как бы это парадоксально ни звучало. Первой главной ролью для Янины Жеймо стала роль школьницы в картине «Разбудите девочку». Она сыграла ребенка, а к этому времени она была уже мамой и ей было двадцать пять лет.
588.jpg
Большую популярность принес Жеймо фильм «Подруги», где она снималась с дебютировавшими Зоей Федоровой и Ириной Зарубиной. Это фильм о трех подругах с рабочей окраины Петрограда. Три девочки, которые мечтают о том, какими они будут, когда вырастут. А повзрослев, они участвуют в защите своего родного города от интервентов. Трех подруг играли две маленькие девочки и Янина Жеймо. А когда героини повзрослели, их играли Зоя Федорова, Ирина Зарубина и… Янина Жеймо. Это была первая главная роль Янины Жеймо, которая прозвучала на всю страну. Но именно в этой славе и скрывалась опасность ее дальнейшей творческой судьбы. Этот персонаж в советском кино прижиться не мог по определению. Она навсегда осталась в том фильме. И с тех пор ее стали называть, как и ее героиню, Пуговицей – маленькой, молодой и энергичной. Но Пуговица осталась в революционном времени, а на дворе наступили другие времена…
Свою главную роль она сыграла в тридцать семь лет. По сценарию Евгения Шварца режиссеры Михаил Шапиро и Надежда Кошеверова задумали снять сказку «Золушка». Это был 1945 год – год Победы. Время огромного душевного подъема и малокартинья в кино. На кино просто не было денег. Страсти вокруг главной роли с самого начала разгорелись нешуточные. Янина Жеймо с самого начала стала замечать, что с ее платьем все время творится что-то неладное. Оно становилось то короче, то длиннее. На ее недоуменный вопрос костюмерша дала исчерпывающий ответ: «На вашу роль пробуется еще молоденькая балерина».
Но страсти вокруг главной роли по своей сути были не больше, чем пустыми хлопотами. Реальной замены Жеймо не было и быть не могло. С самого начала. Когда фильм запускался в производство, имелось в виду, что роль Золушки будет исполнять именно Янина Жеймо. Это тот редкий случай, когда судьба картины зависела от одной актрисы.
Кто такая Янина Жеймо тогда, да и сегодня? Это тип открытого кинематографа, которому актера нельзя научить. Это судьба, он должен родиться таким. Жеймо – это полуженщина, полуребенок, удивительная своей женственностью, трогательностью, инфантильностью. И ее сила была именно в ее женской слабости. Это тип женщин Дэвида Гриффита.
Фильм снимался после войны. В стране полная разруха. А на экране королевская сказка. Работники «Ленфильма» приносили на работу все, что хоть как-то напоминало богатое и дворцовое. Платье для Золушки было сшито из штор. Этот костюм до сих пор хранится на студии имени Горького в качестве реквизита. И только туфельки делали на заказ – у Жеймо нога была тридцать первого размера. Ей всю жизнь все шили на заказ, так как одежду и обувь она могла купить только в «Детском мире». Стразы с туфелек после фильма Янина Жеймо сняла в качестве напоминания о съемках. Они до сих пор хранятся у ее правнучки.
Слава, обрушившаяся после выхода фильма на Янину Жеймо, была невиданной. Но ее звездная роль стала и последней большой ролью в ее кинематографической карьере. После «Золушки» был только один фильм «Два друга», в котором она снялась. Она сама закрыла для себя кинематограф.
495_49079.jpg
Она навсегда осталась цирковой артисткой. А цирк – это прежде всего молодость. Жеймо не захотела менять амплуа, она хотела оставаться вечной девочкой. Кстати, тот же ФЭКС, в котором училась Янина,  собирался под лозунгом: «Лучше быть молодым щенком, чем старой райской птицей».
Евгений Шварц писал о ней: «Удивительно привлекательное существо. Жеймо не сделала десятую долю того, что могла и должна была сделать».
У нее было три мужа. Первый брак с актером Андреем Костичкиным распался сам собой. С Иосифом Хейфицем – вторым мужем – была большая любовь. Но… Жеймо пережила блокаду. Еще до войны писатель Михаил Зощенко научил ее гадать на картах. Самого Зощенко за три дня до начала блокады по личному приказу первого секретаря Ленинградского обкома партии Андрея Жданова отправили в Москву, а затем в Ташкент. Причиной первой опалы, которая потом даст о себе знать в 1946 году в постановлении ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», а точнее о Зощенко и Ахматовой, стало то, что немцы в своих пропагандистских листовках использовали рассказы Зощенко в качестве антисоветской агитации. Блокадные вечера Янина Жеймо проводила за карточным гаданием. В 1943 году ее эвакуировали на Большую землю, и она поехала к Хейфицу в Ташкент. Предварительно послав ему телеграмму о своем приезде. Ехала она месяц и восемь дней. Но по пути их эшелон разбомбили, и в Ташкент пришло известие, что она погибла. К моменту ее приезда в Ташкент у Иосифа Хейфица уже была другая женщина.
Ее последний муж Леонид Жанно – документалист, в 1957 году увез ее в Польшу. Она освоила польский язык, но на все предложения сниматься в кино отвечала отказом. Леонид Жанно снимал комедии, но уговорить жену сняться в своих картинах так и не смог.
143_13.jpg_max.jpg
В Польше она прожила тридцать лет и умерла в Варшаве. По ее завещанию муж похоронил ее в Москве. Она была полькой по рождению, но русской по культуре.
Евгений Шварц и поэт Николай Алейников за пятнадцать лет до «Золушки» написали в честь Янины Жеймо кантату, которая начиналась так: «От Нью-Йорка и до Клина на сердцах у всех клеймо. Под названием Янина Болеславовна Жеймо». Эта кантата была написана к 25-летию ее творческой деятельности, а самой юбилярше в тот момент было всего двадцать восемь.
«Золушку» ставили и играли многие. Но у всех в памяти осталась только одна – Золушка в исполнении Янины Жеймо. Это фильм на все времена. У таланта нет возраста и времени, он вечен
Редакция газеты «Гродненская правда»