Игорь Кириллов: два дня в Гродно в 2013-м

Игорь Кириллов: два дня в Гродно в 2013-м

Мы решили напомнить читателям, что рассказал о себе Игорь Кириллов и какими моментами поделилась его супруга Татьяна.

В минувшие выходные в СМИ появилась печальная весть: ушел из жизни один из самых известных дикторов советского телевидения Игорь Кириллов.

Для старшего поколения Игорь Кириллов был и остается символом телевидения, и это понятно: он появился в телеэфире в далеком 1957 году и с тех пор практически обо всех важнейших событиях в стране и мире зрители узнавали именно от него. Более 20 лет Кириллов вел главную новостную программу «Время» (часто в паре со знаменитой Анной Шатиловой). От него мир узнал о запуске первого искусственного спутника Земли, о полете в космос Юрия Гагарина. Он вел телетрансляцию праздничных парадов на Красной площади.

Его же видели и слышали поклонники таких популярнейших передач, как «Голубой огонек», «Песня года», а начале 90-х – новаторской программы «Взгляд».

Игорь Кириллов давно уже стал настоящей телелегендой.

Но не все знают, что знаменитый диктор бывал в Гродно и даже выходил на сцену областного драмтеатра. Это было в октябре 2013 года. Тогда на свой 75-летний юбилей Игоря Леонидовича Кириллова и его партнера по программе «Время» Анну Николаевну Шатилову пригласило гродненское предприятие – ОАО «Молочный Мир». Звездный дуэт провел праздничное мероприятие, а в свободное время гости гуляли по нашему городу, знакомились с людьми и восхищались его красотой. Мне как журналисту посчастливилось сопровождать их на этих прогулках по Гродно и, конечно же, пользуясь уникальной возможностью, задавать вопросы.

Сегодня мы решили еще раз напомнить нашим читателям, что тогда рассказал о себе Игорь Кириллов и какими моментами жизни поделилась его супруга Татьяна.

О работе на Шаболовке и в «Останкино»

Игорь Кириллов:

DPP_02987.JPG
– Теперь у дикторов есть поддержка – телесуфлер. А в наше время таких возможностей не было. Сообщения зачитывались с обычных листочков, и в прямом эфире случалось всякое.

Главные новости поступали, конечно, из ТАСС. Иногда в последние минуты перед эфиром. Приходилось ориентироваться в считанные секунды. Помню, шел 1968 год. В СССР с визитом прибыл новый руководитель Чехословакии Дубчек. Мы ожидали заключительное коммюнике. И, поскольку телевидение сильно конкурировало с радио, очень хотели сообщить новость первыми, хотя бы на две минуты. Когда получили четыре части текста, решили начинать. Остальное должны были донести в студию по ходу.

И вот я зачитываю коммюнике перед камерой. С удовлетворением, дескать, научим радио, как надо работать. Сначала читаю в обычном темпе, на третьей странице начинаю его замедлять. Четвертую дочитываю с максимальными интервалами, покрываясь холодным потом, а продолжения нет и нет. Завершая чтение четвертой страницы, я уже лихорадочно соображал, как спасти ситуацию. Решил поступить, как в этом случае делал Левитан. То есть сказать: «Повторяю!» и читать текст с начала. В это время краем глаза увидел сотрудника, который ползком, протискиваясь между приборами, пробирался к моему столу с листочком в зубах. Скажу честно, испытал при виде этой картины огромное облегчение.

Оказалось, что в ТАСС вышла заминка между четвертой и пятой частями. Позже я рассказал эту историю Владимиру Меньшову, и он использовал ее в фильме «Зависть богов».

О прямых эфирах

– В прямом эфире очень важно быстро ориентироваться в ситуации и находить решения. Ведь бывало, что рядом находился собеседник, который вдруг начинал вести себя совершенно неожиданно. Как, например, случилось в разговоре со знаменитым узбекским хлопководом, трижды Героем Социалистического Труда Хамракулом Турсункуловым. Он много раз давал интервью на телеэкране, и, когда в очередной раз я беседовал с ним в прямом эфире, ничто не предвещало проблем. Я задал вопрос, собеседник ответил четко и грамотно: «Мы, хлопководы Узбекистана, благодарны партии и правительству...». Довольный результатом, я поблагодарил за беседу, а он, вместо того чтобы попрощаться, вдруг повернулся ко второй установленной в студии камере и слово в слово повторил только что сказанное. Пока он говорил, я подумал: «Ну ничего страшного, может, кто-то задержался, не успел к началу программы, услышит теперь». Когда гость замолчал, тронул его за руку и настойчиво сказал: «Спасибо!» – «Да не проблема, – услышал в ответ, – я могу еще раз». И тут же, повернувшись к третьей камере, хлопковод в третий раз произнес свою речь.

Позже, когда мы уже пили чай после эфира, я спросил: «В чем дело? Почему Вы повторили ответ трижды?» Все оказалось просто. Буквально накануне известный хлопковод отвечал на вопросы журналиста в программе, которая выходила в записи. И там его просили повторять ответы по нескольку раз, чтобы снять с разных ракурсов и в разных планах. А сейчас Хамракул Турсункулов торопился по делам и, чтобы сэкономить время, решил проявить инициативу.

После прямого эфира всегда переживаешь, если что-то, даже в мелочах, не получилось. А бывало по-разному. Иногда все шло гладко, как по маслу. А случалось, что-то не ладилось в студии с первой минуты. Едешь после этого в троллейбусе, видишь возвращающихся домой людей и думаешь: «Хорошо, что они этого не увидели».

DPP_4934.JPG

Это было за кадром

Игорь Кириллов:

– В мою обязанность входило озвучивание на телеэкране докладов высшего руководства страны. Тексты сдабривались словами «как подчеркнул товарищ Брежнев», «как отметил Леонид Ильич» и зачитывались с экрана. И однажды трансляция началась, Генеральный секретарь приступил к докладу, а через несколько минут показ приостановили, продолжение текста читал уже я. Пока я его зачитывал, площадь у телестудии заполнили автомобили аккредитованных в Москве иностранных корреспондентов. Зарубежные журналисты решили, что у Брежнева проблемы со здоровьем, и ждали развития событий, чтобы первыми сообщить сенсационную новость. Фальстарт дало авторитетное тогда издание «Фигаро». Его информация считалась достоверной, на него равнялись другие информационные службы. Каково же было их разочарование, когда в конце доклада вновь включили прямой эфир и страна увидела в президиуме Леонида Ильича. После этого авторитет «Фигаро» был подорван.

Еще один поразивший меня случай произошел в день, когда наши ПВО по ошибке сбили южнокорейский самолет, приняв его за разведчика. Перед началом программы «Время», как всегда, просматривал сообщения, в том числе и это. В нем сообщался факт именно в таком изложении, говорилось, что это была ошибка руководства региональных войск ПВО. А буквально за секунды до начала эфира, когда уже звучала знакомая всем мелодия Свиридова «Время, вперед!», ко мне подбежал взволнованный коллега и заменил листок. Каково же было мое удивление, когда я увидел совершенно иной текст, с противоположным объяснением произошедшего. Ту первую версию мы узнали лишь много лет спустя.

После одной закадровой истории я бросил курить трубку. В 1976-м Туле присвоили звание города-героя, и Брежнев отправился лично вручать руководству города «Золотую Звезду». Современных средств связи не было и в помине, событие снимали на обычную кинопленку, которую должны были доставить в студию и смонтировать к программе «Время». В ожидании пленки мы все волновались, и волнение нарастало по мере приближения эфира.
Чтобы снять напряжение, мы с коллегой вышли на улицу и закурили. И как раз в этот момент к зданию на полном ходу подлетели мотоциклисты. Высокий майор в крагах, в забрызганной грязью одежде (шел декабрь, и погода не баловала) прошел с ценным грузом мимо нас и, обернувшись, сказал: «Конечно, мы рискуем жизнью, а Кириллов трубку покуривает». Трубка в те времена считалась атрибутом снобизма. И в тот же день я перешел на обычные сигареты.

DPP_02724.JPG

«С ним мне легко и просто»

– С ним мне легко и просто, – говорила об Игоре Леонидовиче его жена Татьяна.

Они познакомились после того, как первая супруга Кириллова ушла из жизни. Жизнерадостная и открытая, она всегда старалась улыбнуться, создать хорошее настроение.

Случайное знакомство вскоре переросло в нечто большее, и, когда у Татьяны на работе случились проблемы, Игорь Леонидович предложил свою помощь. Они поженились и с тех пор поддерживали друг друга.

Дочь Игоря Леонидовича живет в Германии.

DPP_02727.JPG

– Она музыкальный руководитель в театре, – делился гордый ее успехами отец. – Работает и с балетной труппой, это ее увлечение.

– Ей хорошо, и я доволен, – резюмировал Кириллов.

Дети Татьяны остались на родине, в Кишиневе (в 2000-м, в тяжелые для Молдовы времена, она приехала в Москву и осталась в российской столице). С Кирилловым у обоих были самые теплые отношения, о чем свидетельствуют многочисленные фотографии, которые Татьяна с удовольствием нам показывала.

Сама она тоже человек творческий. Рассказала, что любит фотографировать. У нее получаются отличные пейзажи.

DPP_02744.JPGDPP_02757.JPG

О Беларуси, о Гродно

Игорь Кириллов:

– Много раз бывал в вашей стране. Белорусский народ – особенный, теплый и деликатный. С высоким уровнем культуры и интеллигентности. Доброжелательность, уверенность, спокойствие – это ощущается повсюду.

Ваш совершенно изумительный город Гродно нас покорил. Вы сохранили архитектурный облик старинного города. У вас нет огромных высоток, которые совершенно не вписываются в стиль. Именно это огорчает во многих исторических городах.

DPP_02752.JPG

И еще, что очень важно, у вас не только хорошие дороги, но и работающие заводы, сельскохозяйственные предприятия.

Гродненцам Кириллов тогда пожелал беречь величайшее богатство – свой изумительный город, сохранять свою доброжелательность и передавать ее молодым поколениям.

– Наше братство имеет глубокую историю, – сказал тогда Игорь Леонидович. – Пусть оно живет и в наших потомках!

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»