Марина Эльяшевич о творчестве, гармонии и родном Гродно

Несколько лет назад в культурное пространство Беларуси вошла китайская живопись. Это новое для нас искусство далекой, но притягательной Поднебесной связано с именем гродненки Марины Эльяшевич. Сегодня не только мы знаем ее как мастера китайской живописи в технике «гохуа», но и в Китае работы Марины очень высоко ценятся и признаны местными мастерами, а ее выставки проходят по всему миру. Однако феномен художницы, удивительно женственной, утонченной, не только в этом. Ее путь в мир изобразительного искусства начался уже во взрослой жизни, причем в буквальном смысле с нуля.

Карандаш падал, а кисти ломались

– У художника состоявшего, как правило, за плечами художественное отделение школы искусств, кружки, возможно, гимназия-колледж имени Ахремчика…
– Этого у меня нет. Считаю, что первое образование является фундаментом для формирования человека как личности. Это школа, колледж, вуз. А дальше выбор: человек либо продолжает его, либо идет в другом направлении. Я десять лет отдала плаванию, семь лет музыке. Как у всех детей, все это было в школьные годы. Но благодаря этому сформировалась моя личность.
Мечтала стать журналистом, писала стихи, но влияние родителей, наверное, их пример определили мой путь. Окончила сначала Гродненский торговый колледж по специальности «Коммерческая деятельность», а потом и Московский государственный открытый университет по специальности «Менеджмент и экономическая политика». Стала бакалавром, отчиталась, как говорится, перед родителями. И не жалею. Что дало это образование? Сегодня я организована, стабильна, всегда продумываю, планирую свое время.

– А как же творчество?
– К творчеству всегда тянуло. Наверное, еще и беременность – я тогда ждала второго ребенка – подтолкнула. По-другому стала видеть мир. Однажды в галерее смотрела картины и просто поняла: я художник. Чувствую, что держу кисть и пишу картины. Сложно описать словами… Но внутренне ощущала, что могу это делать. И поступила на ту специальность, которая меня радует.

– Но ведь при поступлении надо сдавать рисунок, а Вы никогда не сидели за мольбертом.
– Готовилась. Очень хотела поступить в Академию искусств, потому что думала: если уж учиться, то в лучшем вузе стране. Первые занятия были в Гродно. Владимир Покровский, который преподавал живопись в ГрГУ имени Янки Купалы, не знаю, почему, но согласился со мной заниматься. Первый месяц, который мы вместе пережили, был самым трудным. Потому что карандаш просто падал из рук, кисточки ломались, краски не писали… Мне кажется, я иногда читала в его глазах: «Ну зачем тебе это надо?..». А когда выучила «азбуку», стало легче. Занималась с утра до ночи, все свободное время, когда остальные спали. И поступила.
Конечно, было сложно. На всем факультете я была единственной, у кого за плечами не было ни школ, ни художественного училища. Нужно было догнать однокурсников, они ведь знали все названия, терминологию, а мне приходилось изучать в процессе. Но делала это с большим желанием, большой любовью и пониманием того, что это мое. Могу похвастать, что окончила на отлично и получила высший балл за дипломную работу. Когда нам задавали написать одну-две картины, у меня всегда получалось пару десятков. Преподаватели шутили: «У нас будет выставка?».

– Как случилось, что из всех возможных стилей, направлений Вы выбрали именно китайскую живопись?

– На последнем курсе случайно попала на семинар по китайской живописи, услышала эту музыку, увидела эту движущуюся кисть… Они меня так заворожили! И мои первые выставки, еще студентки, уже были именно в этом направлении.
…От себя невозможно уйти, даже если уедешь на край Земли. Так и творчество во мне. Даже если не пишу на бумаге, пишу в мыслях и что-то зарисовываю. Я всегда мечтала стать журналистом. И вот воплотила в жизнь свою мечту: работаю на Белтелерадиокомпании, веду культурные проекты. И все равно понимаю, что я художник по призванию. Могу писать чем угодно, на любой бумаге. Хоть кофе на салфетке, но какой-то образ все равно напишу.

Картины, которые переживут потоп

– Расскажите о самой технике «гохуа», материалах, с которыми работаете.
– Сейчас все мои работы – это шелк, рисовая, бамбуковая бумага, только минеральная краска, китайская тушь. Материал уникальный. Картины, созданные в этой технике, не боятся ничего. У меня недавно был случай, когда мастерскую затопило. Паспарту, задники картин – все разбухло от воды. Достала сами картины, а с ними ничего не случилось. Эти краска и бумага не боятся воды, не выгорают на солнце и могут храниться тысячелетиями. Единственное, бумагу можно механически разрезать или разорвать.
Вроде хорошо, что краска не боится воды, но в этом и сложность. Если пишешь портрет и вдруг сделал, к примеру, чуть больше нос и человек не похож на себя, исправить нельзя. Стоит один раз дотронуться кистью до бумаги – и это сохранится. Сильнее нажмешь, слабее, где-то остановишься, краски чуть больше или меньше – и получаешь совсем другой оттенок. В этой технике одним мазком вырисовывается прядь волос или изгиб ресниц. Первое время я по четыре-пять испорченных работ выбрасывала. Когда пишешь маслом, можно что-то исправить. Здесь нет. И работы пишутся очень долго – от двух недель до двух месяцев.
Занималась несколько лет и вдруг поняла, что какие-то вещи можно делать быстрее. Когда была последний раз в Пекине, заглянула на очень интересную улицу старых мастеров, где можно купить материал, бумагу и так далее, спрашивала, почему об этом не рассказал мастер, когда я училась. Мне объяснили: то, что тебе просто дать, ты получаешь и не ценишь. А если прошел годами обучение, сам пришел к пониманию, что это делается именно так, будешь это ценить и никогда не забудешь.

1 (3).jpg1 (19).jpg

– Китайская живопись – это целая философия… Можно ли постичь все тонкости этого искусства самостоятельно или, например, по учебникам?

– Чтобы понять, что такое китайская живопись (ведь это не просто кисть и краски, сюда входят традиции, культура, менталитет), важно находиться там, все это изучать, постепенно постигая. Я ездила на стажировки в Китай. Когда живешь в этом мире, одновременно постигаешь его искусство – только так можно прийти к пониманию. Конечно, определенное впечатление, какие-то знания у меня были, но, когда приехала в Китай, поняла, что оно вроде похоже, но совершенно по-другому.

1 (15).jpg

– Слышала, Вы освоили еще одну технику – «чжихуа».
– Это когда рисуешь пальцами на бумаге. Тоже довольно сложно: когда только дотрагиваешься до бумаги, ты уже должен осознавать, какой образ создаешь. Техника интересная. Правда, вещи пачкаются. Ты пишешь тушью, а она, если попадет на одежду, останется навсегда. А на руках… Дня три будешь ходить «красивым».

Прикосновение к гармонии

– А сейчас, к примеру, популярны разовые занятия: пришел, за пару часов что-то нарисовал красивое, и все.
– Первый в своей жизни бамбук или распускающийся цветок пиона можно написать за пару часов. Я с удовольствием провожу бесплатные семинары в городах, где открываются мои выставки. Чтобы зрители пришли не просто посмотреть, а почувствовали, что такое китайская живопись. Бывает, до ста человек приходит, и мы вместе пишем картину.
Большой проект был организован Министерством культуры и Белтелерадиокомпанией в прошлом году. Тогда мы побывали с мастер-классами во всех областях. Дети, студенты писали белорусские сюжеты в технике китайской живописи – им очень нравилось.
В мастерской звучит музыка, мы пьем зеленый чай… Стоит взять кисточку в руки, и люди меняются. Она сама по себе плывет, останавливается. Говорят же: когда плохое настроение и ты не можешь прийти в себя, берешь кисточку и водишь ею. Это хороший способ обрести гармонию.

1 (22).jpg

– Вы так легко делитесь секретами китайской живописи с учениками. Многие идут в том же направлении, что и Вы?
– Некоторые из моих учеников уже делают свои выставки. И это очень приятно. Время, как говорится, было потрачено не зря. Азы мы постигали вместе, а дальше каждый художник идет в своем направлении, в своей уникальной технике. Очень люблю получать письма, когда ученики или даже их родные делятся успехами. Эта радость меня саму окрыляет.

– Мне помнится ваш проект, посвященный 100-летию венчания Ивана Луцевича и Владиславы Станкевич.
– Это один из многочисленных совместных с посольством Китая проектов, который мы делали год назад. Я писала картины по мотивам любовной лирики Янки Купалы, вместе с мастером каллиграфии Чжаном Хунвей переводили стихи на китайский, и он дополнял картины каллиграфией.
Интересный проект делала для одного из своих любимых музеев – музея-усадьбы Репина «Здравнево»: серия портретов всей семьи Репина. В музее есть моя постоянная экспозиция, которую мы обновляем перед каждым «Славянским базаром».
Признаться, я большой патриот своей страны. Стоит уехать на пару дней – и начинается тоска по родине. Вспоминаю наших классиков и, бывает, про себя читаю их стихи. Поэтому большинство моих произведений посвящены нашему краю: начиная от натюрмортов и заканчивая портретами людей. Порой случайных прохожих, которых я встретила, зарисовала образ. А когда ты его зарисуешь, уже не можешь жить дальше, пока его не напишешь.

Беларусь, Китай, весь мир и дом

– В вашем атласе городов, где проходит жизнь, и Беларусь, и Китай, вся Европа… А где дом?
– Дом там, где семья, близкие, дорогие и любимые люди.

– Мне еще казалось, что у художника дом там, где мастерская.
– Никогда не ставлю на первое место работу. Для меня самое главное – моя семья. Потом работа. Не путаю местами. Не всегда есть полет, ты не всегда здоров, но когда знаешь, что ты дорог, тебя любят и ты в любом состоянии можешь вернуться, это дорогого стоит.
Сейчас я живу в Минске, но люблю бывать в Гродно – это город моего детства.

1 (12).jpg

– Вам удивительно удается все совмещать и при этом радовать любителей искусства новыми проектами. Расскажите о творческих планах.
– Этот год у меня юбилейный. Готовлю интересный проект в новом направлении и новом ракурсе. С большим сюрпризом для своих знакомых и тех, кто приходит на мои выставки. Это новая жизнь в моем творчестве и моем личном деле. Скорее всего, стартовать будем со столицы, а потом побываем в городах Беларуси. Но об этом сообщу в ближайшее время.

Пока же увидеть удивительно нежные, утонченные работы Марины Эльяшевич в технике китайской живописи можно в Новом замке на выставке «Фея Шелкового пути поздравляет Гродно с веселым праздником Весны».

1 (24).jpg1 (30).jpg1.jpg1 (2).jpg1 (18).jpg1 (13).jpg1 (16).jpg1 (14).jpg1 (29).jpg1 (21).jpg
Редакция газеты «Гродненская правда»