О риторике белорусской оппозиции в заявлениях для прессы и для «своих». Рубрика «Будет дополнено»

О риторике белорусской оппозиции в заявлениях для прессы и для «своих». Рубрика «Будет дополнено»

Чего больше всего боится беглая белорусская оппозиция?

 Уже несколько недель ответ, кажется, очевиден для всех – больше всего боятся правды. И, как оказалось, воровство фондов солидарности – это не единственная проблема. В распоряжении телеканала ОНТ оказалась запись видеоконференции, на которой символы протестов говорят правду. Самое важное: в публичной риторике – якобы вера в победу, а в закрытом от посторонних глаз и ушей общении – уныние, признание ошибок и ругань за лидерство. Об этом – в рубрике «Будет дополнено».


В Telegram-каналах вам доказывают, что белорусы выходят гулять сами и никто ими не кукловодит из-за рубежа.

Это ложь. Впереди выходные, по дворам и лесам опять будут бродить с флагами «марши четырёх человек». Но даже это координируется. А ещё символы этой недореволюции публично говорят одно, а между собой – другое. Если коротко – говорят о том, что всё плохо и ничего не получается. Меня зовут Игорь Тур, и я дополню тему.

Анонс вы уже видели в соцсетях ОНТ. Итак, скриншот из закрытой Zoom-конференции. Участники следующие: Светлана Тихановская, Павел Латушко, Вадим Прокопьев, Ольга Карач и другие беглые граждане. Они обсуждают с дворовыми инициативами, что тем нужно делать в выходные 16-17 января. Участники и особенно организаторы дворовых маршей, у вас большие проблемы. Но к вам вернёмся позже.

Итак, о чём говорят, будучи уверенными, что их не подслушивают? Начинает Ольга Карач, обсуждают проблемы релокантов, которым не платят обещанных денег. Чуть позже подключается Тихановская. С важнейшим вопросом – хватает ли часа на общение?

Дальше госпожа Тихановская надолго умолкает, а первую скрипку играет Ольга Карач – мы рассказывали о ней во «Лжи беглых», это руководитель чешского фонда «Наш дом», она давно сидит на европейских грантах, которые традиционно идут через Прагу. Карач объясняет дворам, почему у тех нет доступа к финансам от Европы.

«Есть программы непубличные. Тогда они, немножко так, как сказать, для своих. Ну, для своих – имеется в виду для людей, которые занимаются именно в этой сфере. И тогда эти ссылки на эти программы идут по определённым структурам».

Чуть позже Карач продолжает о том, как европейские деньги не публично идут «для своих» – то есть и ей в том числе.

«Такие программы, вот, сейчас. Еврокомиссия уже, наконец, определилась с форматом распределения этих денег. И как они будут идти, и каким образом, и так далее. Это будет не совсем публичное. Наполовину публичное, скажем. Ну, не конкурс – объявление. И эти деньги будут так или иначе распределяться».

К этому моменту к конференции уже подключился Павел Латушко – ну, конечно, про деньги ведь начали говорить. Пал Палыч не смог прокомментировать вопрос от дворовых инициатив про изменения в белорусское законодательство, а вот когда спросили про отмену чемпионата мира по хоккею в Минске – о, тут начался театр восторга.

«Сейчас мы видим, что целый ряд спонсоров отказываются финансировать чемпионат, спасибо нашей диаспоре, которая очень хорошо координируется».

Есть более подходящее слово – «кукловодится». Белорусы, которые живут за рубежом, если вы правда помогали Латушко забрать у белорусов на родине спортивный праздник – вы не очень хорошие белорусы. Как и Вадим Прокопьев, беглый ресторатор, который привлекает к себе внимание агрессивной риторикой – всех порвать, всех наказать, победа близко. Но вот Вадим подключается к конференции – и ему как публичному якобы эксперту экономики задают вопрос: когда уже санкции против Лукашенко дадут результат?

– Санкции особо не действуют. Какие, на ваш взгляд, ещё пути можно использовать, чтобы надавить на него? Как при этом задействовать Россию, ведь Путин готов спонсировать Александра Григорьевича? 

– Я не вижу, что у нас есть экономический способ воздействия на систему.

Вот и поговорили... Вадим, кстати, почему-то в шапке в помещении, но демократия это позволяет. А ещё – обратили внимание? На публике – как только не склоняли Лукашенко, а между собой устами модератора – уважительно: «Александр Григорьевич». А что с санкциями? Вадим Прокопьев продолжает: раньше нужно было вводить, сейчас – бесполезно.

«Мы этот момент прозевали, потому что не было санкционного отдела, и не было единого мнения по поводу санкций. Теперь белорусское общество разделено. Часть его считает (вот Пал Палыч знает цифры опроса), что санкции – это ударит по народу, и мы теперь выглядим придурками».

Вот тут не соврал. Дальше спрашивали про защиту оппозиционной информации – ни Тихановская, ни Латушко, ни Прокопьев ответить не смогли. Да и чего тут отвечать – вы же смотрите этот эфир и видите эту закрытую Zoom-конференцию. А вот по поводу Всебелорусского народного собрания Латушко захотел выступить. Правда, и тут, оказывается, бойкоты работают слабо.

«В ближайшее время так называемое Всебелорусское народное собрание. Вы можете на Telegram-канале Антикризисного управления прочитать всю ту работу, которую мы проводим. У нас уже есть отказники, у нас есть обращения от делегатов, которые отказываются участвовать во Всебелорусском народном собрании. Я не буду блефовать, что это очень много людей – да, пока это единицы».

И вот, наконец, спустя полчаса слова снова просит Тихановская. К дворовым инициативам есть претензии – плохо работают.

«Но иногда тоже обидно видеть, что дворы даже между собой имеют какие-то предложения, совершенно противоположные. Очень важна координация между вами самими, прежде всего. Потому что предложений отправляют много, ко всем прислушиваемся, и хотелось бы, чтобы у вас тоже был какой-то консенсус, что ли, между собой».

Светлана, конечно, интересная. Требует консенсуса от дворов – но его ведь нет даже в верхушке протестов. Одни хотят мирных маршей, другие – радикализации. Вот вопрос Вадиму Прокопьеву. 

– Если не побеждает экономика – то что тогда приведёт нас к победе? Правильно я читаю вопрос? 

– Да-да, верно. 

– Замечательно. Я считаю, что к победе нас приведёт симпатии части силовиков.

«Симпатии части силовиков» – это если часть силовиков с оружием перейдут на сторону оппозиции и выступят против тех силовиков, которые останутся с государством. А это, уважаемые зрители, гражданская война. Такие, как Прокопьев, сидя за границей, хотели бы видеть вооружённый конфликт в Беларуси ради своей победы. Дальше оппозиция опять начала спорить: нет, мол, взрослой конструкции протестов, много вопросов к самим себе. И, наконец, вопрос Тихановской про деньги из Европы.

– Следующий вопрос, Светлана, адресован вам от «Уручья97». Считаете ли вы, что нам не хватает финансовых ресурсов для достижения результата? Будет ли разработан механизм компенсирования дворов на постоянной основе, потому как мы не можем найти и увидеть хотя бы один двор на сегодня, который получил помощь от Фондов? 

– Конечно, нам, к сожалению, не хватает финансирования, потому что очень тяжело привлекать средства на революцию, скажем так, частным образом, от фондов, которые уже есть. Они, как уже вот Ольга объясняла, под конкретные проекты, и они более такие, мирные. Никто не даст денег на просто революцию, всё равно нужно как-то организовывать.

Короче, денег нет и не будет. А почему? Потому что на них слишком много желающих за рубежом. Объясняет Тихановская, а чуть позже – Ольга Карач.

– Вон, там им дали 50 млн – где они? Это вообще вопрос не к нам. Никто эти деньги не принёс, в чемодане, не дал. Они вот так вот распределяются и доводятся. Ну, бывало такое – кто успел, тот и взял.

– Это действительно не секрет, Светлана тут абсолютно права. Иногда люди очень странно получают деньги – и очень странно эти деньги распределяются. И я считаю, что особенность нашей революции в том числе в том, что эта система тоже должна меняться.

Я поясню: оппозиция сидела на грантах 26 лет, а сейчас собирается менять свою систему. Да бросьте, изменения коснутся того, кто европейские деньги разворует – вот и всё. Дальше говорили о том, что ждут помощи от США, Латушко обещал после победы закрыть мелкие убыточные предприятия и вызвать безработицу. Но ведь это Zoom-конференции с дворовыми инициативами – почему не говорят о дворах? Но опять претензии.

«Ребят, я вас сейчас немножко поругаю, потому что в списке вопросов не было ни одного вопроса про дворы. Вот мне стало интересно – каким образом. Да, мы всё это обсуждаем, это всё важно, но всю эту информацию можно найти и у Пал Палыча в его выступлениях, и в каких-то Telegram-каналах. А реальные проблемы дворов вообще никак вами не затрагиваются и никак по этому поводу не задаются. Поэтому нужно менять формат, чтобы было живое общение, потому что мы обязаны обмениваться положительной энергетикой. Значит, вопросы не дошли? Я не знаю, каким образом у вас организована работа с вопросами».

 Мы знаем. Вопросы цензурируются. Как мы и говорили, Тихановская живёт в информационном вакууме, и всё, что она комментирует, – это информация от кукловодов Вечёрко и Стрижака. Светлана почти сразу конференцию покинула, хотя и её, и Латушко просили прокомментировать слив информации на ОНТ. Может, они это сделают позже? Пока отдуваться пришлось Ольге Карач – вопрос про Стрижака и фонд BySol.

– Есть истории людей, которые высказались публично о, возможно, некой недобросовестности BySol. И BySol им угрожает! Тем, что позабирает у них каким-то образом, через суд, гуманитарные визы, и так далее. Скажите, что это и возможно ли это? 

– Нет, гуманитарные визы невозможно забрать, потому что по гуманитарным визам решает МВД. Но тут запись идёт, поэтому я бы предпочла на эти вопросы, конечно, ответить без записи…

– Я остановил. 

– Но там, на самом деле, вопросы действительно есть. И частично ОНТ право, потому что литовским контролирующим органам всякие сборы денег на частные счета и вообще в целом, как всё организовано, мягко говоря, не нравится.

Ольга, спасибо вам. Теперь вернёмся к дворовым инициативам в Беларуси. Это закрытый Telegram-чат тех самых дворовых инициатив под фантастическим названием «Кураторы 97». Фантазия, конечно, есть – есть ник «Владислав Пельш», особо смешно – «Баснославный фыр». Что же касается сути, то вкратце: уже после маршей в тех числах участники пришли к выводу, что ничего не получается, и уже в понедельник – нет революции. Переживают за Лосика, хотя и уверены, что государство его спасёт. На следующий день вообще кто-то честно признался, что уже ничего не ждёт от этих протестов, а вот радикализация – это выход. И вот – коктейли Молотова предлагают, палки, а те, кто нападал на милицию в августе, – герои. В итоге закончили тем, что раз революция не получилась – нужно заняться экспортом белорусской сгущёнки в Польшу, от этого будет больше толку и самим, и Беларуси, и Польше.

Ребята, не ходите никуда на выходных. Что до беглых, то вы сейчас судорожно ищете, кто слил нам информацию, ищете среди участников дворовых инициатив. А вы уверены, что с нами на связи не кто-то из вашей верхушки или её ближайшего окружения? Кстати, сейчас в верхушке беглых началась грызня между парой Вечёрко – Стрижак и Ольгой Карач, которой всё больше симпатизирует Тихановская. И война эта будет не на жизнь, а на смерть – политическую уж точно.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»