Армия Крайова: расправа у Острово и преступления лидчанина Рагнера против земляков

Армия Крайова: расправа у Острово и преступления лидчанина Рагнера против земляков

Новый совместный проект прокуратуры Гродненской области и редакции газеты «Гродзенская праўда». 

После освобождения Красной Армией территории СССР от немецко-фашистских захватчиков общественно-политическая обстановка в ее западных областях осложнялась присутствием белорусских, польских, литовских и украинских националистических вооруженных формирований и групп, ставивших при всех своих разногласиях общую цель – борьбу с советской властью. Наиболее активной политической и военной силой в Западной Беларуси была Армия Крайова (АК), а после ее роспуска – постаковские вооруженные подразделения. 

Следственная группа Генеральной прокуратуры в ходе производства по уголовному делу о геноциде мирного населения в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период расследует более 280 эпизодов преступлений, совершенных участниками АК на территории современных Волковысского, Вороновского, Зельвенского, Ивьевского, Лидского, Мостовского, Новогрудского, Ошмянского и Щучинского районов. Установлены свыше 800 человек, погибших от рук «белополяков», как их тогда называли в наших местах.

Предлагаем вашему вниманию новый совместный проект прокуратуры Гродненской области и редакции газеты «Гродзенская праўда». В серии публикаций мы рассказываем, что пришлось пережить населению гродненских земель в середине прошлого века. Восстанавливаем реальные истории, чтобы новое поколение понимало, насколько страшна война идеологий, когда брат идет на брата, когда не немецко-фашистский захватчик, а односельчанин или житель соседней деревни отнимает жизнь у своего же земляка – белоруса, русского, украинца, поляка – только потому, что тот мыслит иначе. И как страшен геноцид – истребление людей по этническому признаку, политическим, религиозным или национальным мотивам либо на основе любого другого произвольного критерия. 

Расправа у Острово

Остоя, он же Стоян – Боемир Творжаньский - возглавлял соединение Армии Крайовой «Запад» после гибели предыдущего командира соединения Яна Пивника (Понуры). Соединение действовало в Щучинском, Мостовском, Василишковском районах. После войны Творжаньский проживал в Польше.

Согласно материалам архивного уголовного дела, в ночь с 29 на 30 июня 1944 года члены подразделения Остоя, сформированного из бывших немецких полицейских, ворвались в дома сельчан деревни Заболоть и близлежащих деревень Радунского (сейчас - Вороновского) района и арестовали около 30 мирных жителей. Их конвоировали в Василишковский район к хутору Острово возле деревни Глиничи, где устроили неправый «суд»: четырнадцать человек приговорили к расстрелу, остальных – к телесным наказаниям. Председателем «суда» и одновременно командиром отряда жандармерии в подразделении Остоя был поручик Витек, приговор оглашал именно он. 

В расстреле в числе других участвовал Станислав Вольский, который связывал руки жертвам и совместно с неустановленным жандармом отводил людей по двое в лес. Трупы 14 расстрелянных сельчан закопали в общую яму. Остальные были избиты шомполами, а у женщин еще и острижены волосы (специальное аковское наказание для женщин, заподозренных в сотрудничестве с советскими партизанами либо органами власти). После освобождения БССР от фашистской оккупации некоторые родственники погибших перезахоронили своих близких.
В прошлом году предполагаемое место расстрела мирных жителей установлено. Во время осмотра в лесном массиве обнаружены и изъяты гильзы и ножницы. Проведена баллистическая экспертиза. Признаны потерпевшими и допрошены родственники погибших. Они помнят. И до сих пор проклинают убийц. Станислав Вольский 24 июля 1945 осужден военным трибуналом войск Московского округа к пятнадцати годам ссылки на каторжные работы.

Лидчанин Рагнер – против земляков

Уроженец Лиды Чеслав Зайончковский (Рагнер) возглавлял соединение «Юг», наиболее многочисленное среди аналогичных подразделений АК, которое бесчинствовало в Лидском и соседних районах. Чрезвычайно активно вел борьбу против советских партизан. Штаб соединения находился в деревне Табола Нетеченского сельсовета.

Из обзора заместителя начальника Белорусского штаба партизанского движения Ганенко «О польских националистических военных формированиях на территории временно оккупированных районов Белоруссии», направленного в ЦК КП(б)Б 25 мая 1944 (Национальный архив Республики Беларусь, цитируемый обзор приобщен к уголовному делу): 

«Лидский округ польских нацформирований, по сведениям от 16.4.44, охватывает своим влиянием Лидский, Жолудокский, Вороновский, Ивьевский, Василишский, Щучинский и Рожанский районы. В последних действуют 4 вооруженные группы, численный состав и структура которых не установлены. Окружной комендант – некто Ренер (так в тексте – прим. авт). Штаб его дислоцируется в двух местах: оперативные отделы и службы в д. Тобало, Лидского района, а хозотдел, материальная база – в имении Дитрики…. Руководство округа находится под влиянием партии «Гренадеров». В директиве, датированной 14.05.1943 и перехваченной партизанами, руководящий центр партии «Гренадеров» указывает, что цель легионеров – освобождение Белоруссии от немцев и большевиков, что каждый поляк должен знать: немец и белорус – враги польского народа… поляки должны любыми способами компрометировать белорусов перед немцами, добиваясь ареста белорусов – чтобы потери их были больше, чем у поляков. «Сживайтесь с партизанами, завоевывайте у них авторитет и доверие, а при удобном случае – убивайте их» - поучает подписавший эту директиву Ф. Дубинский (председатель законодательного отдела партии «Гренадеров» – прим.авт)».

В этом же документе приводятся указания организации «Гренадеров», утвержденные 03.05.1943 на собрании в деревне Лугомовичи Ивьевского района:

«Так как немцы враждебно относятся к коммунистам, мы должны использовать это, называя коммунистами всех белорусских народных деятелей, которые всегда были и теперь являются серьезными врагами поляков. Пусть их бьют немцы, а мы будем… как бы проявлять сочувствие невинным жертвам. Белорусы никогда не смогут этого понять. Это народ темный, особенно политически… нужно собирать все факты, стараться их преувеличивать и даже выдумывать (только умело), приставить своих свидетелей, написать заявление в жандармерию. Через своих людей просить полицию и немцев жечь белорусские деревни под предлогом, что они помогают партизанам… Стараться помочь немцам задержать несколько советских партизан – в доказательство нашего сотрудничества с немцами. Только немного, иначе это может порвать нашу связь с партизанами…». 

О военной активности АК в том же документе говорится, что в районе на юг от города Лиды легион численностью до 400 человек под командованием поручика Рагнера устраивает засады на партизан, ведет бои с партизанскими отрядами, грабит белорусское население. Боеприпасами легион снабжают немцы… Из этого же документа следует, что 24 и 25 февраля 1944 года легионеры сожгли деревни Турейск и Заборье Желудокского района, некоторых жителей этих деревень убили и ранили.

Финал «неуловимого» Олеха

Анатолий Радивоник, он же Олех, он же Отец, он же Старый, родом из Волковысского района. Прибыл в белорусские леса в составе ударного кадрового батальона Армии Крайовой из-за Буга в марте 1944-го. Принимал участие в операции «Остра Брама» по освобождению Вильно от немцев до прихода частей Красной Армии с целью единоличного завладения территориями Литовской ССР. Гражданская профессия – учитель, преподавал в деревне Ищелно Щучинского района.

Под командованием Олеха действовало одно из самых жестоких постактовских формирований на территории Западной Беларуси – так называемый «Обвод 49/76», оставивший документально зафиксированный кровавый след во многих местах Гродненщины. С 1945-го по июнь 1949 года на территории Лидского, Желудокского, Щучинского, Василишковского, Вороновского и Радунского районов этим обводом совершены свыше сотни преступлений в отношении местного населения и актива. Одной из причин, почему Олеху удавалось так долго оставаться неуловимым, послужила избранная им тактика постоянных скрытых перемещений с одного места на другое. 

От рук банды Олеха в 1947 году погибли оперуполномоченный и участковый Василишковского райотдела милиции, а также житель деревни Песковцы Ясюкайтис. В 1948 году убиты депутат Новодворского сельсовета Хомич, учительница Пурвина, колхозник Будько, работник министерства заготовок Тарасов, неизвестные представители советской власти из Гродно, семья Федосевич из пяти человек. На совести террористической группы – массовое убийство в деревне Куверки Щучинского района и многое-многое другое… 

Но как бы умело ни маскировался Олех, как бы часто ни менял свои клички и конспиративные явки, в конце концов и его настигло наказание. Финал пришел 12 мая 1949 года, когда верхушка бандформирования во главе с Олехом была окружена и уничтожена в лесу силами госбезопасности с привлечением полка внутренних войск.

Документы свидетельствуют, что после разгрома террористической банды Олеха «партийно-советские активисты в Костеневском, Василишковском, Шейбаковском и Новодворском сельсоветах Василишковского района провели общие собрания сельчан, разъяснительную работу по раскрытию националистического подполья и его бандгрупп».

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»