Час рождения шедевра. Как в Слониме пишутся иконы

Час рождения шедевра. Как в Слониме пишутся иконы

В Слониме действуют две иконописные мастерские

Первую – при Свято-Благовещенском монастыре – мне удалось посетить лично, рассказывает корреспондент slonves.by. С Натальей и Никой – мастерами второй – при Свято-Троицком соборе – пообщалась заочно, и некоторые важные мысли девушек я перенесла в этот текст. Надеюсь вы, дорогие читатели, сможете вдохновиться людьми с особым талантом художника и молитвенника и познаете тайну рождения рукописной иконы.

Мастерская, где светло

Я нарушила обстановку тишины и покоя мастерской Свято-Благовещенского монастыря, придя туда утром, сразу после общей молитвы. У порога гостеприимно встречала матушка Варсонофия. В уютном помещении с большими окнами пахло деревом, под ногами скрипели половицы и казалось, что мне и шести пишущим будет тесно в окружении больших мольбертов. На столах и полочках прижимались друг к другу цветные баночки, тюбики, книги. Из стаканов «росли» кисти и карандаши. На нас смотрели святые лики, и мастерская с каждой новой минутой виделась мне живой, многолюдной.

1.jpg

Вместе с матушкой здесь трудятся девушки, молодые женщины. В основном – это выпускницы отделения церковных искусств при Минской духовной семинарии, где иконописи обучают четыре года. Студентам, помимо специальных дисциплин, вроде иконоведения или иконографии, преподают богословские – литургику, Новый и Ветхий Заветы, церковную и библейскую истории и даже сектоведение, чтобы будущий мастер не только знал, как писать, но и понимал суть церковного искусства и его литургическое назначение.

2.jpg

Рождение иконы

Пишут иконы домовые – венчальные, семейные, именные, мерные. Пишут дорожные, храмовые. Под заказ. Это большой труд не только тела, но и духа, души, ведь результат – личная святыня. Рождение иконы может происходить не один месяц, а если объем работы большой – иконостас, например, – писать могут больше года. Процесс интересный, отличный своей первобытностью от всего того, что делают художники сегодня, ведь техники иконописи неизменны с момента своего появления.

3.jpg

Делаем основу

Все начинается со столярной мастерской на территории монастыря, где из липы изготавливают деревянные основы для икон. Матушка Варсонофия держит в руках гладкую, хорошо просушенную доску. Чтобы скомпенсировать или замедлить ее искривление из-за усыхания в липовую основу вбиваются шпонки, потом обрабатывают для защиты акриловыми лаками или «вощейкой» – смесью воска и скипидара.

Грунтуем

Грунт получают из мела и клея и наносят на натуральную ткань. Смесь дает белый цвет и ровную поверхность. Делать контурный рисунок карандашом можно прямо по высохшему грунту.

Кто-то использует кальки, но своим мастерам я советую обходиться без них, – делится матушка. – Лучше рисовать самим. Это развивает глазомер.

4.jpg

Золотим

Пишутся иконы по канонам – правилам изображения святого. Матушка Варсонофия демонстрирует иконописный подлинник. В лицевых есть рисунки и прориси, а в толковых – подробное описание окружающей обстановки и внешнего вида святого, вплоть до длины и формы его бороды. Если и таких сведений нет, мастера придерживаются общего для разных категорий святых описания – мучеников изображают по одним канонам, а преподобных или святителей – по другим.

Ника, иконописец Свято-Троицкого собора, объясняет: «Мы, христиане, верим в то, что стоим не перед иконой, но перед святым. Поэтому каноны и предписывают иконописцу, человеку немощному, не вносить ничего от себя, чтобы не препятствовать духовному общению Бога и человека».
После эскиза мастера начинают золочение фона. Матушка знакомит с интересным материалом – листовым сусальным золотом. Оно легкое (60 листов весят 1,4 грамма) и тоньше волоса, брать его руками нельзя – порвется. Мастера используют лампемзель или, по-простому, «лапку» – беличью широкую кисть. Золотят на специальную полиментовую подложку или на лак-мордан, чтобы золото хорошо закрепилось. Для большей выразительности делают чеканку или миксуют золото разных оттенков – желтое, лунное, белое. Достать сусальное золото, как и другие нужные иконописные материалы, в Беларуси очень трудно. Закупать приходится в Украине и России.

5.jpg

Расписываем, «защищаем» и освящаем

Для росписи мастера используют натуральные красители, что сильно продлевает жизнь готовой иконе. В баночках и пакетиках – измельченные земля и природные минералы, часть из которых – полудрагоценные камни. Прекрасные оттенки синего получаются из азурита и лазурита афганского, в средние века ценившегося на ровне с золотом, алый оттенок дает киноварь (сернистая ртуть), зеленый – малахит, нежный оливковый – глауконит, оттенки оранжевого – охра. Палитра богатая, учитывая, что цвета легко смешиваются между собой.

«У каждого цвета – своя символика, – дополняет Наталья. – Например, красный – символ воскресения, победы жизни над смертью. В красных одеждах изображают святых мучеников. Бордовый и синий – цвета одежд Богородицы – символ единение Земного и Небесного мира. Черный же идет в смесях, так как икона – окно в Царство Небесное, где человек уже преображен и не несет в себе тьмы».

Иконописец, прежде, чем нанести цветной слой, специальным курантом перетирает минеральный порошок с водой до жидкого состояния. Для того, чтобы краска не растекалась и хорошо ложилась, в нее добавляют эмульсию – яичный желток и белое сухое вино или пиво – то, что помогает изображению долго оставаться стабильным.

Девушки-мастера краску растирают или, взяв в руки кисти, расписывают икону легкими частыми мазками. По правилам, сначала свой цвет приобретают архитектура, природа, одеяния святого и только потом пишут сам лик – от темного к светлому.

Передо мной большая икона «Всецарица». Она полностью расписана. Завершающий этап – наложение ассиста из сусального золота на линии, разделяющие одежды и предметы. Финальной точкой послужит покрытие натуральной олифой: обычные магазинные лаки могут разрушить письмо, выполненное на яичной эмульсии. Дело завершено. Остается освятить икону в храме.


7.jpg

О личности творца и Творце личного

Икона – это соборное творчество, поэтому мастер ее не подписывает и не считает своим личным произведением, – рассказывает матушка Варсонофия. – К тому же, часто над иконой трудятся несколько человек – один золотит, другой делает прорези, третий расписывает. Командная работа делает мастера лучше.

Однако от влияния личного мастеру иконописи не уйти – в каждом человеке живут эмоции и переживания. Найти гармонию с собой и миром иконописцу помогает молитва небесным покровителям всех иконописцев – евангелисту Луке, Алипию Печерскому, Андрею Рублеву.
«Иконописец должен чувствовать свою особую ответственность перед Богом и отсекать суетливые мысли и заботы во время написания. О благополучном решении дела мы молимся сами и просим молиться заказчика – так было принято у христиан», – рассказывает Ника.
Со временем иконописец приобретает свой почерк, совершенствует технику и художественный вкус, влияющий на выбор мастеров, которым хочется подражать.

- Меня вдохновляет древнерусский стиль работ Андрея Рублева. Интересны иконы мастерской отца Сергия Нежборта – клирика Минского Свято-Елизаветинского монастыря. По возможности я стараюсь общаться с иконописцами, подсматривать за их работой, подпитывать себя, чтобы не переставать расти. Главное – постоянная практика. Любой перерыв чреват долгой адаптацией , – объясняет матушка Варсонофия.

Иконы, написанные в мастерской при монастыре, можно увидеть на стенах белорусских храмов и не только: несколько ликов были переданы в Свято-Елизаветинский монастырь под Мюнхеном. А вот в храме Преображения Господня, что в Сморгони, есть иконостас больше чем из 50 икон, – также «рожденный» в Слониме. Мастера писали его полтора года.

– Где же предел совершенству? Как понять, что икона писалась настоящим мастером? В чем таится красота образа? – задаю свой вопрос иконописцам.

Есть Истинная красота, вдохновляющая, преображающая, и ее понимание лежит в иной плоскости. Это проявление Славы Божией в этом мире, – рассуждает мастер Троицкого собора Ника. – Настоящая красота в иконе способна поразить даже невоцерковленного человека. Приведу в пример Владимирскую икону из Третьяковской галереи – сердце замирает, глядя на нее.

Нужно помнить о главном предназначении иконы – молитве, – добавляет матушка Варсонофия. – Если перед образом ты ощущаешь трепет, твоя душа пробуждается, а сердце рождает искреннюю молитву, то не имеет значения, в какой технике она писалась и насколько умел был мастер. Я верю, что моей рукой водит сам Господь. Наверное, это самый правильный настрой.

* * *
А самое правильное для меня – поблагодарить девушек за общение и позволить им снова погрузиться в свой особый мир. Мое знакомство с мастерскими, где необыкновенные люди не работают, но творят, имея дело с ежедневным откровением, подошло к завершению. Если вас заинтересовала деятельность иконописцев, свяжитесь с ними по телефону +375 33 380 15 92 (мастерская Свято-Троицкого собора), +37529 803 34 06 (мастерская Свято-Благовещенского монастыря).

Иконописная мастерская при Свято-Троицком соборе появилась в 2018 году. Мастера пишут на заказ. Чаще всего – именные и храмовые иконы. Последние можно увидеть на иконостасе Троицкого собора.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»