Зачем эволюция приучила людей видеть в предметах «физиономические» черты

Зачем эволюция приучила людей видеть в предметах «физиономические» черты

Визуальные галлюцинации - одно из главных доказательств тому, что мир не такой, каким кажется.

Их количество, действительно, зашкаливает за все мыслимые пределы. Из простого можно упомянуть феномен, когда быстро вращающееся автомобильное колесо вроде как двигается в направлении, обратном реальному движению. В то же время, многие такие вещи мы воспринимаем как данность, не пытаясь разобраться в сути. 

Например, мы привыкли, что в любом предмете (если сойдутся черточки и точки) можно разглядеть человеческое лицо или просто забавную рожицу. Между тем нашему мозгу такая способность была дана не шутки ради. Подробнее о зрительных галлюцинациях рассказывает СБ.

Не то, что ты думаешь

Мир иллюзий безграничен, а видов «обманок» существует множество. Самая распространенная — парейдолия, или сенсорная иллюзия дополнения, построенная на ассоциациях. Например, висящее в темном ночном коридоре пальто мы принимаем за грабителя или вообще гостя из потустороннего мира. Первая реакция — выброс адреналина, сильный или умеренный испуг (зависит от степени стрессо­устойчивости конкретного человека). Интересно, что логика в такой момент парализована, — должно пройти как минимум несколько секунд, чтобы включилось соображение и начался детальный анализ картинки. Еще пару мгновений, и зловещий силуэт быстро распадается на составляющие — ног нет, головы тоже, из плеч торчит крючок от вешалки… Смахнув холодный пот и чертыхнувшись, мы удивляемся, каким образом вообще могли принять это за человека: абсолютно ведь непохоже. Это игра воображения, мозг просто забавляется? Но на самом деле все происходящее предельно серьезно. 

Условно говоря, ночные и не очень страхи, связанные с обнаружением в неожиданных местах иллюзорных фигур людей или опасных животных (например, кошку в темноте мы, как нечего делать, можем переквалифицировать в волка), — это маркеры, пре­дупреждающие о потенциальной угрозе. При этом есть ряд особенностей. Первая: персонажи, которых мы якобы видим, всегда знакомы нам по бытовым ситуациям. Более того, если мы неожиданно на самом деле по дороге в туалет ночью столкнемся с инопланетянином (допустим, что такое возможно), то как бы он ни выглядел в реальности, для нас это будет монстр, которого мы запомнили по фильмам вроде «Контакт первой степени», «Чужой», «Хищник» и так далее, в зависимости от кинематографического багажа конкретного человека. Причина в том, что мозг может запустить механизм стрессовой реакции (а именно этого он и добивается в данном случае) только используя те шаблоны, которые говорят нам об опасности. Например, куча мусора во дворе при дневном свете может быть похожа на Чебурашку, но ночью мы «увидим» Гремлина. Однако зачем мозгу вообще надо нас постоянно пугать? 

Стреляный воробей

Все дело в том, что человек (несмотря на положение венца творения) — существо крайне уязвимое и ограниченное во врожденных способностях. Например, у животных в числе прочего есть острое обоняние. Они начинают беспокоиться, унюхав запах хищника, крови и так далее. Обойдя опасный участок или другим образом избежав встречи с естественным врагом, они сохраняют жизнь и продолжают род, что и нужно эволюции. Люди же не обладают суперспособностями. Плюс патологическая тяга влипать в неприятности и неуемное любопытство. При этом как вид, добравшийся до вершины развития (назовем это так), мы крайне ценны. Значит, нужно как-то компенсировать нашу беспомощность и умеренно сдерживать активность. Этим и занимается, если можно так сказать, «система запугивания». Чем старше человек, тем больше коллекция его личных страхов, плюс те, что заложены эволюционно. Последние хранятся в так называемом древнем, или рептильном, мозге — части, которая отвечает за биологическое выживание. 

Кстати, само существование этой области — вопрос спорный, потому что физиологически она никак не оформлена. Считается, что она включает мозговой ствол и мозжечок. Но многие физиологи не сомневаются: именно рептильный мозг и является тем «ящиком Пандоры», где хранится память и опыт предыдущих поколений. Другое дело, что пользоваться пока мы умеем только иллюзорными страхами. Да и то не по своей инициативе. 

Что ни рожа… 

Ночные страхи — это одно, но есть еще и обычная парейдолия (формирование иллюзорных образов на основе деталей реального объекта). Объясняется она нелюбовью мозга к беспорядку и его стремлением все структурировать. Когда зрительные рецепторы доносят картинку облака неопределенной формы, мозг зависает в задумчивости, а потом прогоняет ее по имеющимся каталогам. Нашел сходство с лошадью — пожалуйста вам, белогривые лошадки. Интересно, что, единожды восприняв иллюзию, «развидеть» ее обратно уже не получится. В большей степени это касается предметов, с которыми вы сталкиваетесь постоянно: деталей рисунков обоев, пятен краски на лестничной клетке и тому подобного. То есть если вам изначально показалось, что клякса похожа на поросенка, вы так и будете его видеть, пока кто-нибудь краску не ­сотрет. 

Один из самых интересных видов парейдолии — способность складывать разрозненные палочки, черточки и точечки в лица или забавные мордашки. В интернете есть масса фотографий кричащих болгарских перцев, недовольных огурцов и так далее. А если вы смотрите на свой автомобиль, а он вам корчит рожи и фарой подмигивает, то вы не сумасшедший — это та самая лицевая парейдолия и есть. Выяснить, почему нам чудятся лица там, где их нет, взялись австралийские нейробиологи из университета Сиднея. Оказалось, что все дело опять-таки в шаблонах. Когда мы видим нечто, где есть хоть малейшее напоминание на рот и глаза, включается система распознавания лиц (у нас такая есть), которая работает точно так же, как если бы перед ней был реальный человек, а не придуманный. То есть мозг применяет правильный шаблон, но не к тому объекту. При этом сам он ошибки не видит, поэтому нам и дальше будут мерещиться жизнерадостные пеньки, половинки яблок и веселые помидоры. В принципе, неплохое развлечение. Кстати, если вы заметили, в этих рожицах всегда присутствует какая-то эмоция. И это говорит о том, что работает стандартный эволюционный механизм: при встрече с другим человеком предкам было крайне важно понять его настроение и эмоциональное состояние. Так сказать, чтобы не нарваться на неприятности. Правда, это не работает на помидорах…

В ТЕМУ

Поскольку парейдолия базируется в основном на личном опыте, вовсе не обязательно, что несколько человек, взглянув на одно и то же облако, увидят лошадь, корову, дракона и так далее. Однако если хотя бы один упомянет нечто подобное, то тут же «уверуют» и остальные. Это называется принципом отзеркаливания. Классическим примером может служить самая массовая парейдолическая иллюзия — лицо у Луны: глаза, нос и рот. Европейцы знают, что оно там есть, и видят его совершенно отчетливо. Но, например, австралийские аборигены не видят вообще ничего, в некоторых северных странах лунные пятна «складываются» в массовом сознании в женщину, несущую на спине корзину или прядущую кудель. Индусы полагают, что это отпечатки женских ладоней. Народам Восточной Азии кажется, что на них смотрит кролик, держащий в лапах ступку и пестик. При этом японцы считают, что он готовит рисовые лепешки — моти, а на взгляд китайцев и корейцев — смешивает в ступке эликсир бессмертия.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»