Пришедшего в РОВД под кайфом свидетеля признали психически больным и направили на принудительное лечение

Пришедшего в РОВД под кайфом свидетеля признали психически больным и направили на принудительное лечение.

В Гродно сыщики, занимающиеся проверкой заявления о мошенничестве, вызвали для беседы потенциального свидетеля – двадцатилетнего Романа Селезнева. Рассчитывали, что он поможет пролить свет на обстоятельства хищения из нескольких салонов мобильных телефонов и планшетов.

Оперативник стал задавать парню вопросы, на которые не получил ни единого ответа. Причем не потому, что тот принялся играть в молчанку. Просто собеседник нес какую-то нелепицу. При этом очень напоминал самого настоящего зомби.

Видя, что парень явно не в себе, сыщик резонно предположил, что причиной такого бреда может быть употребление психотропов и отвел Селезнева в соседний кабинет к оперативникам из подразделения наркоконтроля. Те окинули «пациента» наметанным глазом и для проформы задали пару вопросов. Ответы обескуражили и их. К примеру, поясняя, почему не говорит ничего по существу, парень ответил: «Я всегда так поступаю, если с утра не принял душ».

Продолжать общаться с таким собеседником не имело смысла, поэтому сыщики отвезли Селезнева домой. Дверь открыла мама парня, которая совсем не удивилась сопровождавшим отпрыска милиционерам. Вытирая слезы, женщина поведала правоохранителям, что в последние годы ее сын постоянно находится в неадекватном состоянии, а как его спасать, она не знает.

Посочувствовав несчастной женщине, оперативники попросили у нее разрешения войти в комнату сына. Попутно задали вопрос Роману на счет наличия в жилище запрещенных препаратов. Тот отрицательно замахал головой и залепетал, что у него ничего нет. Но, когда из тумбы компьютерного стола оперативники вытянули пакет с веществом растительного происхождения, пришлось для дальнейшего разбирательства вызывать следственно-оперативную группу. На вопрос следователя, ему ли принадлежит обнаруженный сверток, Селезнев дал утвердительный ответ, а вот откуда он его взял, пояснять не стал.

От клея до спайса
Экспертиза показала, что изъятое у Селезнева вещество в количестве двух с половиной граммов относится к числу особо опасных психотропов. Было возбуждено уголовное дело, но в его расследовании буквально сразу возникли сложности: Селезнев продолжал пребывать в состоянии какой-то прострации, демонстрируя признаки психической неполноценности.

Чтобы разобраться, на самом ли деле подследственный тронулся рассудком или просто «косит» под душевнобольного, стремясь избежать ответственности, следствие досконально изучило его биографию и образ жизни.

Роман родился в благополучной семье. В единственном ребенке отец и мать души не чаяли. В школе учился средне, но отличался примерным поведением и не создавал особых проблем себе и окружающим.

Все изменилось в старших классах, после того как парень пристрастился нюхать клей. Дошло до того, что он ни дня не мог прожить без дурманящего запаха. Неудивительно, что после этого его жизнь покатилась под уклон. Из колледжа, в который Роман поступил после окончания школы, его отчислили за систематические пропуски занятий. Не желая служить в армии, он скитался по Европе и Скандинавии, однако и там себя не нашел, так как делать ничего не умел, да и не хотел. Пришлось возвращаться домой, где за уклонение от воинской службы был привлечен к административной ответственности.

Спокойно наблюдать за деградацией сына родители не смогли, дома стали вспыхивать скандалы. А когда отец Романа погиб в автокатастрофе, парень окончательно отбился от рук. С головой погрузился в мир грез, пристрастившись к куда более мощным спайсам, приобретая их через интернет.

Так как собственных средств на «дурь» у Романа не имелось, вымогал их у матери. Вожделенный «допинг» принимал не только вне дома, но и беззастенчиво в родных стенах. Под воздействием спайсов раздевался перед родительницей догола, гримасничал, принимал вычурные позы, часто вел себя агрессивно. Раз даже пытался задушить мать шнурком, приговаривая, что она не настоящая и питается его энергией. Кроме того, утверждал, что он бессмертный повелитель Вселенной.

Хроническое заболевание
Видя, как сын на глазах теряет человеческий облик, мать хоть и с большим трудом, но сумела уговорить его обратиться за помощью к наркологам. После обследования те поставили Роману диагноз – психотическое расстройство вследствие употребления спайсов и растворителей, после чего немедля госпитализировали и почти два месяца занимались лечением.

Казалось, комплекс препаратов и процедур должен был привести к позитивным сдвигам, однако рецидив у Романа проявился буквально через неделю после выписки. Это произошло после того, как он не совладал с соблазном и опять накурился спайса. Мгновенно в его голове стало твориться черт знает что. Как впоследствии вспоминал он сам, начал слышать голоса, хотя рядом никого не было. Лампы в светильниках вдруг задвигались. Стало жарко.

Чтобы охладиться, он не только разделся, но и выбрил себе ноги. А когда домой пришла мама, набросился на нее и стал душить, требуя денег и машину. Несчастная женщина с большим трудом вырвалась из рук безумца и вызвала бригаду медиков, которая увезла ее горе-сына в психиатрическую лечебницу. Но там пациент не успокоился. Продолжал орать, что его мать следует убить и сжечь, потому что у него разорвалась куртка и из нее выпала пушинка.

Лечить принудительно
При таких обстоятельствах становилось очевидным, что без проведения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы следствию не обойтись. Ведь к уголовной ответственности могут привлекаться лишь вменяемые лица.

Опытные психиатры обстоятельно обследовали Селезнева. В результате пришли к однозначному выводу – у парня действительно присутствуют признаки острого психотического расстройства с самой разнообразной клинической картиной. В ней присутствуют и бред, и галлюцинации, и агрессия, и нелепость, и расстройство мышления. Причем степень выраженности этих психических расстройств столь значительна, что не позволяет Селезневу сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Иными словами, он не может нести ответственность на общих основаниях и нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечении в психбольнице, где попутно должен пройти противонаркоманическое лечение.

В результате Роман Селезнев вновь оказался в психлечебнице, где находится по сей день. Наступит ли хоть какое-то просветление в его сознании, покажет время, но одно можно утверждать точно – пока находится в режимной палате, от спайсов отлучен надежно.

P.S. Данные фигуранта изменены
Редакция газеты «Гродненская правда»