Что изменится в законе о массовых мероприятиях

Что изменится в законе о массовых мероприятиях

Собрания должны быть цивилизованными - считают все жители Беларуси.

События прошлой осени до сих пор свежи в памяти, особенно у тех, по чьим дворам или под чьими окнами проходили несанкционированные шествия. Все мы помним, как разъяренная толпа перекрывала дороги, как из‑за «протестунов» страдали кафешки и магазинчики, которым не повезло работать на их разгромном пути, как некоторые «журналисты» думали, что уж они‑то неприкосновенны и им можно все… Как говорится, больше никогда. Депутаты Парламента приняли в первом чтении изменения в закон о массовых мероприятиях. Почему пришло время пересмотреть нормативно‑правовые акты по вопросам организации и проведения массовых мероприятий, как теперь будут организовываться пикеты и собрания и почему свобода участников массовых мероприятий заканчивается там, где начинается свобода остальных граждан? Обсудить эту тему «СБ. Беларусь сегодня» предложила председателю Постоянной комиссии Палаты представителей по жилищной политике и строительству Виктору Николайкину, уполномоченному по защите журналистов, политологу Александру Шпаковскому и заместителю начальника главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Дмитрию Курьяну. 

О необходимости корректировки закона

11.jpg
В. Николайкин: Свобода собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования, не нарушающих правопорядок и права других граждан, гарантируются государством. Об этом говорится в статье 35 Конституции. Порядок проведения массовых мероприятий определяет закон о массовых мероприятиях. Он был принят еще в 1997 году. Конечно, за это время произошло много изменений и в общественной жизни, и в нормотворчестве. Периодически парламентарии вносили изменения в закон, но события второй половины прошлого года в нашей стране (да и в мире) потребовали от нас вернуться и пересмотреть этот документ с точки зрения правоприменительной практики. Параллельно изучили опыт европейских и азиатских стран, России, Соединенных Штатов Америки, где проходили различные демонстрации. Кстати, россияне оказались даже более оперативными в законотворчестве в этой сфере. 

Мы считали, что закон постоянно корректируется — и этого достаточно. К сожалению, появились некоторые пробелы, двоякое трактование тех или иных слов, предложений, отдельных абзацев или статей. Например, формулировку «не вправе» некоторые псевдоюристы не считали запрещающей. Для нарушения законодательства прикрывались статусом журналиста или гражданством другой страны. Выкручивались с помощью этих лазеек, чтобы не нести ответственности.

Но коль государство гарантирует права и свободы и определяет законом правила игры, то оно несет ответственность за обеспечение общественной безопасности, защищает права и свободы других граждан, чтобы не пострадали люди, которые не имеют никакого отношения к мероприятию, но вольно или невольно могут быть вовлечены в него.

22.jpg
А. Шпаковский: В 2019 году белорусское законодательство в сфере проведения массовых мероприятий было смягчено. Проведение массовых мероприятий стало возможно практически по заявительному принципу, то есть была предоставлена свобода организации мероприятий. С другой стороны, чтобы разного рода митинги, пикетирования и демонстрации не мешали жизни города (а мы понимаем, что по разным вопросам бывает разногласие и далеко не все граждане поддерживают те или иные инициативы, политические или общественные), были определены специальные места для проведения такого рода мероприятий. И организаторам вменялось в обязанность обеспечить на них выполнение соответствующих коммунальных и санитарных норм, организовать присутствие автомобиля скорой помощи, а также соблюсти нормы безопасности. Естественно, за это надо было платить.

Но даже эти, очень либеральные, нормы вызывали недовольство «оппозиции», которой, видимо, хотелось, чтобы за проведение протестных акций рассчитывался государственный бюджет. Более того, события августа — ноября 2020 года показали, что и такое мягкое законодательство просто беспардонно, нагло нарушалось. Людей провоцировали на участие в несанкционированных мероприятиях, на массовый выход на улицу, перекрытие магистралей, проспектов. Фактически воскресные протестные акции на улицах белорусской столицы парализовывали жизнь города и не позволяли законопослушным гражданам в полной мере наслаждаться выходным днем в Минске. 

В связи с этим было принято решение превентивно законодательство все же ужесточить. Жесткое регулирование проведения массовых мероприятий целесо­образно и потому, что определенные политические силы сегодня не хотят диалога и цивилизованных форм проведения массовых мероприятий, при которых не страдали бы и граждане с иной позицией, и государство в целом. 

Мы пытались пойти по иному пути, по пути смягчения правил, регулирующих проведение массовых мероприятий. 

Но оппозиционные политические силы к этому оказались не готовы, либерализацию они восприняли как слабость и сигнал к вседозволенности. Сейчас эти круги пожинают плоды, семена которых они сами посеяли осенью 2020 года. 

И Беларусь здесь никакой велосипед не изобретает, это не наше ноу‑хау. Весь мир переживает волну антиковидных протестов против решений властей о локдауне, введения карантинных ограничений и запретов на свободу перемещения. Соответственно в различных странах ужесточается законодательство о массовых мероприятиях. Это касается и государств Европейского союза, и стран других регионов.

В Юго‑Восточной Азии государства сталкиваются в первую очередь с угрозой «цветных революций» — я имею в виду обстановку в Гонконге, Мьянме и так далее. И везде законодатели реагируют путем усиления ответственности за несанкционированное мероприятие и за организацию массовых беспорядков. 

33.jpg
Д. Курьян:
Во время подготовки законопроекта были проанализированы новации российского законодательства, нормативные правовые акты иностранных государств, а также информация научного сообщества о соответствующем законодательстве. Например, россияне переняли некоторые наши положения закона о массовых мероприятиях (обозначение журналистов в местах проведения мероприятий). Теперь мы учли некоторые их подходы (статус журналиста).

Об отмене уведомительного принципа

В. Николайкин: С 1997 года на протяжении долгого времени был только разрешительный принцип организации и проведения массового мероприятия. Потом для упрощения процедуры добавили уведомительный. Но, к сожалению, он у нас не прижился. Делаю такой вывод на основании практики его применения.

За последние год‑два только около 20 процентов проведенных массовых мероприятий организованы по уведомительному принципу. 

Кроме того, возникали недоразумения по соблюдению этого принципа. Человек пришел в исполком, оставил заявление и, еще не выходя из исполкома, начинает по средствам массовой информации агитировать на мероприятие. А заявление рассматривают — и оказывается, что оно не отвечает требованиям. 

Уведомительный принцип также предусматривал перечень постоянных мест для проведения массовых мероприятий, который утверждают местные органы власти. Где‑то из‑за этого случались даже провокации. Например, в одном из городов в список мест, разрешенных для проведения митингов, включен, условно, парк железнодорожников. Там всю жизнь железнодорожники отмечали свои профессиональные праздники. Зная об этом, отдельные нерадивые граждане заранее подают по уведомительному принципу на этот же день и на это же время свое мероприятие, которое абсолютно не касается Дня железнодорожника. Попытки объяснить, что люди придут по традиции с семьями на праздник, наталкиваются на обвинения в ущемлении прав… Или политические партии с противоположными взглядами заявляются на один день. А одновременно проводить мероприятия нельзя, чтобы не сталкивать лбами. И что делать власти, кому разрешать?

А с разрешительным принципом все ясно: кто первый подал, тот получил разрешение. 

Разрешительный принцип ни в коей мере не нарушает права граждан. Пожалуйста, приди, подай заявление — в установленный срок его рассмотрят и дадут разрешение, если ты действительно имеешь право провести то или иное мероприятие. Если нет, тебе укажут на это и откажут до устранения замечаний.
 
Определение мест для проведения массовых мероприятий остается в ведении местных органов власти, но они уже будут носить рекомендательный характер.

Чтобы не было путаницы, сроки и порядок рассмотрения заявки на проведение массового мероприятия остаются прежними.

Д. Курьян: После корректировки законодательства собрания, митинги, уличные шествия, демонстрации, пикетирование, иные массовые мероприятия в специально не предназначенных для этой цели местах под открытым небом или в помещении могут проводиться исключительно на основании письменного разрешения местных властей. Кстати, это коррелирует с подходами, выработанными в практике Европейского суда по правам человека. 

Цель — дать властям возможность принять разумные и целесообразные меры для обеспечения спокойного проведения любого собрания, митинга или иного мероприятия политического, культурного или другого характера. 

В связи с упразднением уведомительного порядка места, определяемые местными властями для проведения массовых мероприятий, будут носить рекомендательный характер. Это нужно как для удобства организаторов акций, так и для обеспечения безопасности участников этих мероприятий — такие места должны быть оборудованы системой видеонаблюдения.

Об ответственности за незаконные мероприятия

В. Николайкин: До получения разрешения любому организатору запрещаются действия по организации массового мероприятия. Например, нельзя объявлять о нем, распространять листовки и так далее. Положение действующего законодательства об административной и уголовной ответственности для лиц, нарушивших установленный законом порядок организации и проведения массовых мероприятий, остается в силе. Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс совсем свежие, там все прописано.

Д. Курьян: Новый КоАП вступил в силу 1 марта. Его статьей 24.23 установлена административная ответственность за нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий (штраф в размере до ста базовых величин или общественные работы, или административный арест до 15 суток). В том числе за публичные призывы к организации или проведению собрания, митинга, уличного шествия, демонстрации, пикетирования, иного массового мероприятия с нарушением установленного порядка их организации или проведения. 

За повторные правонарушения срок административного ареста составляет не менее 15 суток и может быть увеличен до 30 суток. 

Наряду с этим, если руководитель политической партии, иного общественного объединения (их организационной структуры) или иной член руководящего органа совершают такие противоправные действия, то руководящий орган соответствующей организации обязан в течение пяти дней после таких нарушений заявить в СМИ о своем несогласии с ними. Отсутствие подобного заявления станет основанием для наступления ответственности, предусмотренной законодательными актами. Следить за этим будут органы юстиции.

О работе объектов торговли и общепита

В. Николайкин: Предлагается разрешить руководителям местных исполнительных и распорядительных органов, а также руководителям органов внутренних дел или их заместителям приостанавливать функционирование объектов общественного питания, транспорта, торговли и так далее (независимо от форм собственности) в местах проведения массовых мероприятий и по маршрутам следования их участников. Сегодня действительно есть такой пробел: действующий закон позволял местным органам власти в случае угрозы жизни и здоровью людей принимать определенные меры, но это очень сложно было доказать. Поэтому предлагается детализировать и конкретно прописать: по месту следования массового мероприятия или же в месте проведения на близлежащей территории руководители имеют право временно приостанавливать работу этих объектов.

Мы помним, что после незаконных акций правонарушители разбегались и закрывались в кафе, магазинах. А их владельцы говорят: а что, мы ничего не знали, никакой ответственности не несем. Хотя посмотрите — в той же Европе, в Америке до проведения любых массовых мероприятий собственники не то что закрывают магазины, они баррикадируются. 

Представим, семья отдыхает в кафе, а потом там укрываются участники несанкционированных акций. Естественно, граждане испытают стресс. Поэтому собственники будут обязаны закрыть эти объекты на время акции. Эти корректировки продиктованы жизнью.

Д. Курьян: Вводимые полномочия, по нашему мнению, позволят минимизировать ущерб для различных объектов в результате осуществления противоправной деятельности участников массовых мероприятий и ограничить доступ граждан к таким местам.

Об освещении массовых акций

Д. Курьян: Законопроектом запрещается освещение в СМИ, интернете или иных информационных сетях в режиме реального времени (в прямом эфире) несанкционированных массовых мероприятий с целью их популяризации или пропаганды, то есть так называемые стримы. Журналист не вправе выступать в качестве организатора или участника массового мероприятия. Новые нормы уточняют правовой статус журналистов и позволят повысить ответственность СМИ, владельцев интернет‑ресурсов за публикуемый контент, а также минимизировать вовлечение граждан, в первую очередь несовершеннолетних, в противоправную деятельность.

В. Николайкин: Если вы зарегистрировались на акции как журналист, пожалуйста, исполняйте свои служебные журналистские обязанности. Ни больше ни меньше. Мы предлагаем прописать, что все требования, которые обязаны соблюдать участники массовых мероприятий, распространяются в том числе на представителей СМИ. А то зачастую некоторые граждане, прикрываясь жилетом «Пресса», выступали организаторами незаконных массовых мероприятий. 

Независимо от того, гражданином какой страны ты являешься, какая у тебя профессия, — в нашей стране ты обязан соблюдать законы Беларуси.

 А. Шпаковский: В попытке словить хайп некоторые «журналисты» нагнетают обстановку заголовками в стиле «в Беларуси вводят запрет на освещение несанкционированных массовых акций», опуская суть ограничения. Недопустима популяризация или пропаганда!

Предметом разбирательства всегда являются конкретные действия. Ведь явно видно, особенно с учетом действия программы «Умный город» и установленных повсеместно видеокамер с системой распознавания лиц, чем занимался тот или иной человек во время массовых беспорядков или несанкционированных групповых действий. 

Четко прослеживается, занят журналист освещением события или он фактически координирует протест, выдавая это за форму ведения стрима.

Белорусский союз журналистов очень внимательно следит за всеми процессами, в которые вовлечены журналисты — правительственные, неправительственные и даже те, у кого нет аккредитации, кто не представляет интересы каких‑либо редакций. Разномастные блогеры и фрилансеры сегодня тоже в случае возникновения каких‑то противоречий с органами правопорядка начинают активно доказывать, что они являются журналистами, хотя к журналистской профессии не имеют никакого отношения.

Во многих случаях, к сожалению, профессия журналиста просто дискредитируется и используется как прикрытие для политических целей, в том числе для финансирования и координации протестного движения. Безусловно, правоохранительные органы имеют право давать соответствующую правовую квалификацию этим действиям. 

Работа прессы на массовых мероприятиях строго регламентируется. Помимо жилета, у журналиста должна быть аккредитация, удостоверение и редакционное задание. Профессиональная принадлежность должна иметь соответствующее правовое обоснование. И естественно, действия корреспондента должны отражать суть задачи его пребывания на том или ином мероприятии.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»