"Имя героя": улица Валентина Тавлая. Руководитель агентурной сети "Буревестника" и поэт

"Имя героя": улица Валентина Тавлая. Руководитель агентурной сети "Буревестника" и поэт

История необычной и почти эпической судьбы поэта и связного

Поэт, подпольщик, партизанский связной 

Судьба отвела Валентину Тавлаю только 33 года жизни. Его литературный талант, скромность и интеллигентность поразительным образом сочетались с несгибаемым характером, твердостью убеждений и желанием отдать себя самого без остатка ради своей белорусской земли, ради своего народа. Подпольщик и партизанский связной, поэт и журналист… За треть века он сделал столько, на что многим не хватило бы и нескольких жизней. Талантливые люди зачастую быстро сгорают, но именно они надолго остаются в нашей памяти. 

Тавлай.jpg

«Я – белорус…»

Родился Валентин Тавлай незадолго до начала Первой мировой войны – в феврале 1914 года в Барановичах. В этом городе его отец служил телеграфистом, став в начале 20-х годов активным членом белорусского национально-освободительного движения. За это не раз арестовывался польскими властями, а затем был вынужден покинуть и работу, и город.



Семья вернулась в родные места  – в деревню Рудавка на Слонимщине. Серьезное влияние на воспитание Валентина и его брата Александра оказала их бабушка Авдотья. Так как белорусских школ в окрестностях не было, Валентин пошел в польскую школу. Как он сам позже вспоминал, чувствовал себя там не слишком уютно: считался чужим, так как всем говорил, что он белорус.

Валентин, окончив начальную школу, поступил в Слонимскую учительскую семинарию. Учился он на «отлично», но и здесь не изменил своих взглядов. Так что не удивительно, что, когда пришла пора заполнять личную анкету, на вопрос о национальности со свойственной юношеской прямотой заявил: «Я – белорус». Тогда на «кресах всходних» этого было достаточно, чтобы лучший студент на курсе оказался за стенами семинарии.

Янка Бунтар

В семье этот поворот в судьбе Валентина восприняли с пониманием, но, видя его способности,  сделали все, чтобы он продолжал образование. И выходом здесь была Виленская белорусская гимназия, где юноша не только учился, но и активно включился в подпольную работу. Здесь же, в Вильно, в белорусской газете «Сіла працы» состоялся печатный литературный дебют Тавлая – было опубликовано его первое стихотворение.

Кстати, вряд ли в истории белорусской литературы есть авторы, которые смогли бы превзойти Валентина Тавлая по числу псевдонимов – их у него вместе с криптонимами почти два десятка. Годы подпольной работы, аресты заставляли поэта учиться конспирации. Но из всех псевдонимов три наиболее ярко говорят о его характере – Бунтар, Янка Бунтар, К. Бунтарны. Своему юношескому максимализму Валентин не изменял ни в поэзии, ни в жизни. И разве мог он не принять участие в Вильно в митинге солидарности с заключенными в застенок членами КПЗБ? За это его исключили в 1929 году из Виленской гимназии. И в этом же году, в августе, уже на слонимской земле его арестовали как секретаря Озерницкого подпольного комсомольского райкома. Сначала пытки в дефензифе в Слониме, затем последовало заключение в Гродненскую тюрьму. Когда судебное дело было подано на пересмотр, власти решили, что отбытого срока достаточно и освободили Тавлая из заключения,  ведь Валентину тогда было только 16 лет. В этом же 1930-м году, по решению комсомольского подполья, Валентина переправили в Советскую Белоруссию. Здесь он сначала работал инструктором Речицкого райкома комсомола, потом в газете «Звязда» и параллельно учился на вечернем курсе газетного отделения литературного факультета БГУ.

IMGP7907.jpg

В расстрельном списке

А в 1932 году Тавлай вновь вернулся на подпольную работу в Западную Белоруссию. Валентину было только восемнадцать лет, а ему доверили быть не только литературным редактором «Белорусской газеты»  – неофициального легального органа КПЗБ в Вильно, но и членом центральной редакции КПЗБ в Варшаве. Большую роль он сыграл и в организации Литературного фронта крестьянско-рабочих писателей Западной Белоруссии, образованного в декабре 1933 года.

Эту деятельность было трудно скрыть от политического сыска Речи Посполитой, и в 1934 году Тавлай был арестован и осужден на 8 лет тюремного заключения. По некоторым данным, накануне освобождения Западной Белоруссии в сентябре 1939 года его фамилия значилась среди списков заключенных, подлежащих расстрелу, и только благодаря быстрому приходу в Гродно частей Красной Армии приговор не был приведен в исполнение. После воссоединения Западной Белоруссии с БССР Валентин Тавлай работал в районной газете в Лиде.

На связи с «Буревестником»

Началась Великая Отчественная война, и Тавлаю вновь пришлось окунуться в подпольную деятельность. С приходом гитлеровцев в Лиде, где его многие знали, оставаться было опасно. Валентин перебрался в Новогрудок, где устроился на должность помощника писаря гмины. Это было хорошим прикрытием для него: сначала как связного партизанского отряда имени Котовского, а затем и руководителя новогрудской агентурной сети чекистской спецгруппы «Буревестник», которая была направлена в тыл в сентябре 1943 года. Действовала она в Новогрудском, Лидском, Дятловском, Кореличском, Желудокском и Юратишковском районах. Главной ее задачей был сбор разведывательной информации о деятельности Армии Крайовой, и особенно тех ее отрядов, что сотрудничали с нацистами, а также об их активных пособниках и предателях.

Эти данные потом очень пригодились и при планировании операции «Багратион», и при ее проведении на гродненской земле. Соединилась спецгруппа с частями Красной Армии 7 июля 1944 года. На этом завершился и второй этап подпольной деятельности Валентина Тавлая. В этом же году он начал работать ответственным секретарем районной газеты в Новогрудке, а с 1945 года трудился научным сотрудником, затем заместителем директора литературного музея Янки Купалы в Минске. К сожалению, мирный труд для поэта длился недолго, ведь очень много испытаний выпало на его долю. В победном 1945-м он узнал, что на фронте погиб брат Александр, понял, что уже не вернется из фашистского концлагеря отец...

Светлым фоном для поэта стало рождение в 1946 году дочери Галины. Но радость отцовства длилась недолго. Валентин Тавлай ушел из жизни в 33 года – проблемы с сердцем начались у него еще в польской тюрьме.

Трудовая, боевая, современная


Улица Валентина Тавлая в областном центре заходит на кольцевую развязку на Девятовке и устремляется на север города, образуя там прямой угол с улицей Белые Росы. Высотные дома на Тавлая активно стали возводиться, как и во всем микрорайоне Девятовка, в конце 80-х годов. Улица застраивалась в основном по четной стороне. Еще несколько лет назад она была наполовину короче. Многие и сейчас хорошо помнят, что там, где пересекались улицы Тавлая и Курчатова, многоэтажная застройка заканчивалась и дальше простирались поля. А с началом 2000-х улица активно прирастает новыми домами. Сейчас там, где раньше была равнина, возвышаются высотки, благоустраиваются дворовые территории, детские площадки, строятся новые магазины, детские сады и другие необходимые для комфортной жизни гродненцев объекты инфраструктуры. 

В кирпичном исполнении

История улицы Тавлая, как и других прилегающих к ней улиц и переулков, тесно связана с сельскими поселениями. В музее гимназии №6 Гродно «Живая история города (микрорайон Девятовка)» есть фотокопия документа о включении деревень Девятовка, Кульбаки, Подкрыжаки, Малыщина (нынешняя улица Тавлая проходит как раз по территории этих поселений) и других в городскую черту. Произошло это в 2008 году. Сегодня Девятовка – один из самых густонаселенных спальных районов: здесь проживают около 60 тысяч гродненцев – почти 15 процентов всего населения города. 

DPP_39291.JPG

– Толчком для развития этой части города послужила предпринимательская деятельность князей Друцких-Любецких, связанная с основанием в ХІХ веке на землях имения Станиславово предприятий строительной отрасли: кирпичных заводов и кафлярни. В 1900 году в Станиславовском имении производилось около 5,5 миллионов кирпичей в год, общее количество рабочих трех кирпичных заводов и кафлярни превышало 120 человек. Промышленные предприятия князя Друцкого-Любецкого были почти полными монополистами по выпуску строительных материалов для города. В северной части Гродно активно развивалась инфраструктура, здесь были проложены коммуникации к предприятиям, была железная дорога, – рассказывает учитель истории гимназии №6 Инна Соркина. 

Как напоминание о тех временах, там, где улица Кохановского сливается с улицей Тавлая, и сегодня стоят жилые дома, возведенные в «кирпичном стиле». Особый шарм придает декор: вместо лепных украшений на фасадах – узор из неоштукатуренного кирпича. Дома в свое время по типовому проекту из характерного для Гродненщины желтого кирпича построили для рабочих и специалистов кафельного и кирпичных заводов.

Сразу за транспортным кольцом «Тавлая–Брикеля» часть улицы Тавлая проходит по территории бывшей деревни Подкрыжаки. Об этих страницах в истории современной улицы напомнит высокий придорожный крест-оберег. По одной из версий, крест стоит на этом месте на протяжении нескольких столетий, и именно отсюда началась деревня. По другой – на пригорке над будущей деревней первые ее жители установили кресты – «крыжы», что и дало название «Подкрыжаки». 

DPP_39296.JPG

Основная застройка этой части улицы сегодня – одноэтажные жилые дома.

Решающее сражение

Известна эта часть города своим военным прошлым. На равнине, которая простирается справа от улицы Тавлая, берет свое начало река Городничанка. Именно отсюда, с этих зеленых полей, началось освобождение Гродно советскими войсками. Через Девятовку, Станиславово и пригородные деревни проходила одна из крупных линий обороны противника. Вечером 13 июля 1944 года 6-я гвардейская кавалерийская дивизия 3-го гвардейского кавалерийского корпуса под командованием генерал-майора Павла Брикеля вышла к северной окраине Гродно и завязала бой с пехотой и танками противника в районе деревни Кульбаки. Четыре эскадрона 25-го кавалерийского полка, преодолевая сопротивление немцев, вышли к Городничанке. Следом двинулась пехота. 

Фашисты оказывали ожесточенное сопротивление в районе Станиславово – Девятовка – кирпичный завод. Бои в этой части города велись на протяжении двух дней. Имение Станиславово освободили лишь после того, как рота автоматчиков обошла его с флангов и внезапно ворвалась с двух сторон. Ночью 15 июля 6-ая кавалерийская и 174-ая стрелковая дивизии под руководством полковника Никиты Демина прорвали оборону на этом рубеже и ворвались в город. 

Современный микрорайон

Северная часть улицы Тавлая – это территория бывшей деревни Малыщина. Но новые кварталы на Тавлая – это современная многоэтажная застройка. Строительство здесь активно ведется по левой и правой сторонам улицы. Рядом с новостройками – детские сады, магазины, парикмахерские, аптеки и другие объекты инфраструктуры. Сейчас здесь есть все для комфортной жизни, хорошо налажено транспортное сообщение. Район радует жителей обилием зеленых зон, пешеходных и велосипедных дорожек, которые активно осваивают поклонники здорового образа жизни.

DPP_39294.JPG

Гродненцы о своей улице

Юлия Кисляк:

– Квартиру в новостройке на улице Тавлая получили несколько лет назад. Гуляя с детьми по улицам нашего микрорайона, часто обращала внимание на имя на аншлагах домов. К  сожалению, тогда о Валентине Тавлае знала немного. Но хотела детям рассказать о человеке, чьим именем названа улица, на которой мы живем. Была удивлена, когда узнала, что он не только поэт, но и общественный деятель, литератор, в военные годы – бесстрашный партизанский связной. Главное – он был человеком, горячо влюбленным в нашу страну. Теперь по возможности стараюсь подробнее узнавать о тех, чьи имена присвоены гродненским улицам. Кстати, проект «Гродзенскай праўды» в этом хорошо помогает.

DPP_39295.JPG

Маргарита Ушкевич:

– В многоквартирный дом на улице Тавлая переехала в 1990 году. Инфраструктура в то время в этом районе была несильно развита, да и вид из окна был больше сельский, нежели городской. С тех пор многое изменилось. Жизнь стала комфортной, в шаговой доступности магазины, аптеки, банковские отделения и другие объекты инфраструктуры. В темное время суток улицы хорошо освещаются, на дорогах и тротуарах всегда чисто, обустроены велодорожки. Приятно, что озеленению этой части города уделяется большое внимание. Вдоль проезжей части уже выросла красивая каштановая аллея, одним из любимых мест для прогулок местных жителей стал дендрарий Гродненского государственного аграрного университета.

Помнит принеманье земляка


С именем Валентина Тавлая на Гродненщине связано несколько мест. В деревне Рудавка на Слонимщине он провел свои детские годы, учился в Слонимской учительской семинарии. На протяжении нескольких лет жил в Лиде и работал в редакции местной газеты. Память о поэте бережно хранят в этих населенных пунктах. 

IMG_9357.JPG

В дом-музей известного белорусского поэта на Замковой, 7 в Лиде сегодня приходят поклонники творчества Тавлая, любители рифмованного слога. Здесь, как это было при владельцах, нередко стучат клавиши печатной машинки, проводятся литературные вечера, встречи с известными авторами-земляками, а по комнатам разносится аромат травяного чая, которым хозяева любили угощать гостей. 

– Дом был построен в1926 году. В нем с 1939 по 1941 годы  вместе со своей женой жил Валентин Тавлай. Несколько лет назад в этом здании открыли литературный отдел Лидского историко-художественного музея. Здесь разместились мемориальная комната Валентина Тавлая, зал, посвященный литераторам Лидчины, выставочный зал, литературная гостиная, – рассказывает сотрудник Лидского историко-художественного музея Анна Драб.

В числе особо ценных экспонатов – люстра и перочинный ножик, которыми пользовался Тавлай в свое время. Среди них также наградные свидетельства военного периода, фотодокументы – рукописи Тавлая из фондов Национального исторического архива Беларуси, бюст поэта работы белорусского скульптора Игоря Голубева, его портрет кисти лидского художника Владимира Мельникова. Вся мебель в здании отражает дух эпохи – начала и середины XX века. 

Атмосфера передана настолько реалистично, что, кажется, сам Валентин Тавлай выйдет на порог комнаты встречать гостей. Надо сказать, что во время интерактивных экскурсий именно так и происходит. Образ поэта и его жены примеряют на себя сотрудники Лидского историко-краеведческого музея. Театрализованный рассказ от их лица о жизни и творчестве Валентина Тавлая наполняет воображение полновесными образами и красочными ассоциациями, создает эффект присутствия, благодаря которому каждый посетитель музея может примерить на себя роль знакомого или друга известного поэта. 

Ежегодно дом-музей Тавлая в Лиде посещают тысячи гостей из разных уголков Беларуси, России, Украины, Латвии, Литвы, Польши. 

IMG_7431.JPG

В год 100-летнего юбилея Валентина Тавлая на зданиях редакции «Лидской газеты» и литературного отдела Лидского историко-художественного музея были открыты мемориальные доски. Имя Валентина Тавлая присвоено филиалу №6 Лидской городской библиотеки. 

В честь поэта-борца названы улицы в Лиде, Слониме, агрогородке Жировичи на Слонимщине. В экспозиции Слонимского районного краеведческого  музея представлены книги и личные вещи Валентина Тавлая, бюст поэта авторства белорусского скульптора Ивана Миско. 

Атмосфера передана настолько реалистично, что, кажется, сам Валентин Тавлай выйдет на порог комнаты встречать гостей. Надо сказать, что во время интерактивных экскурсий именно так и происходит. Образ поэта и его жены примеряют на себя сотрудники Лидского историко-краеведческого музея.