Дочь отказывается ухаживать за престарелой матерью

Дочь отказывается ухаживать за престарелой матерью

Дети за родителей не в ответе?

– Заберите мою мать! Государство должно заботиться о своих престарелых гражданах! – в исступлении кричала моложавая посетительница собеса.

Оказывается, ей приходится ухаживать за своей престарелой матерью. Но если помощи от государства не будет, то «умывает руки» – отправит мать в больницу сестринского ухода.

Можно было бы отнести этот случай к проявлениям обычной людской черствости. Но есть в этой позиции и проявление целого явления – социального иждивенчества. Это когда отдельные граждане считают, что им все должны – окружающие, чиновники, государство.

Наше государство много  делает для стариков. Созданы отделения круглосуточного пребывания для престарелых в соцучреждениях, дома-интернаты, больницы сестринского ухода и социальные койки в обычных больницах. Социальные работники обслуживают стариков на дому, а для одиноких лиц старше восьмидесяти и инвалидов первой группы есть возможность иметь персонального социального работника – его заботы оплатит государство. Но в первую очередь заботиться о своих престарелых родителях мы должны сами. К сожалению, немало есть людей, которые считают нормой, что починить забор, заготовить дрова на зиму его матери в деревне должны власти.

Помню, в моем детстве в каждой из семей моих подружек доживал век престарелый родственник. Отец подружки давно умер, но овдовевшая мать и не помышляла избавиться от старенькой и деспотичной его матери. Отчего же теперь мы не боимся ни людской молвы, ни терзаний собственной совести?
А вот еще одно проявление этой же проблемы.

На приеме в управлении соцзащиты райисполкома мама малышек трех и четырех лет сетует: не на что кормить-одевать детей. Гражданский муж и сама она не работают. Естественной была реакция чиновников – предложили помощь в трудоустройстве.

Молодая женщина без специальности, образования и стажа работы презрительно хмыкнула:

– Что же, я на три миллиона зарплаты пойду?

Выразив свое недовольство, сказала напоследок:

– Вы думаете, при таком отношении кто-то будет вам рожать?

В ее гневной тираде больше всего резануло слух коротенькое слово «вам».

Кое-кто из молодежи в последние годы живет с оглядкой на Запад. Так назовите мне хоть одну страну, в которой женщины-матери получают государственное пособие до трех лет, и при этом им гарантированно сохраняется рабочее место, идет трудовой стаж?!

Наверное, впечатлениями от этих наблюдений я болела бы долго, если бы не еще одна встреча. Старенькая женщина вошла в кабинет начальника отдела по труду, занятости и соцзащите и, смущаясь, рассказала: десять лет назад она взяла к себе в дом одинокую престарелую дальнюю родственницу. Десять лет они жили вместе, и все это время посетительница заботилась о своей подопечной, не прося помощи или вознаграждения. А теперь вот занемогла. Самой 80 лет, а ее подопечной – 96. Только теперь попросила забрать одинокую старушку в больницу сестринского ухода, и то стесняется своей просьбы.