Трагедия и возрождение Голынки, в которой фашисты убили 386 мирных жителей

 Трагедия и возрождение Голынки, в которой фашисты убили 386 мирных жителей

Большая беда пришла в деревню в ночь с 11 на 12 декабря 1942 года.

Пожалуй, единственное, что теперь напоминает о минувшей трагедии агрогородка Голынка Зельвенского района, — большая братская могила на местном кладбище. В ней покоятся останки невинно убиенных женщин, детей, стариков. Всего 386 человек. В прошлом году усилиями Голынковского сельисполкома и КСУП «Голынка» на месте захоронения удалось установить новый бетонный забор, обновить обелиск.

Большая беда пришла в деревню в ночь с 11 на 12 декабря 1942 года. Многие в это время спали крепким сном. Каратели приехали на крытых грузовиках из Слонима. Сначала, не доезжая до деревни, на хуторе прямо в домах расстреляли три партизанские семьи. После этого сразу же направились в Голынку. По несколько человек разошлись по домам. Не жалели ни детей, ни стариков. По моим подсчетам, фашисты убили более двух десятков малышей, которым не было и трех лет, а Фекле Дорош, как и Нине Шапель, вообще только несколько месяцев.

В этнографическом музее Голынковской средней школы хранятся воспоминания ее бывшего учителя Юрия Ламеко:

«Фашисты зашли в дом. Вся наша большая семья была в сборе. Дедушка, бабушка, отец, мать и пятеро нас — детей. Кроме этого, у нас в гостях находились и четверо родственников из других деревень. Всем приказали выйти на улицу. Мой дядька незаметно залез под печь. Всех выстроили в ряд. Сначала из пистолетов выстрелили в дедушку и бабушку, когда те упали, — в отца и мать, потом в остальных. Сколько прошло времени, как я пришел в сознание, не знаю. Карателей уже рядом не было. Выжил и мой восьмилетний брат. Я взял его за руку, и мы бросились убегать. Но тут услышали чей-то стон. Это была наша родственница…»
6e2b9b6561fbeede2a5d3c8a65f87338.jpg

Получили серьезные ранения, но остались в живых мать Юрия Семеновича и его трехлетний брат Гена. В Голынке жили несколько семей полицаев, но и их постигла та же горькая участь. Говорят, что гитлеровцы приехали на расправу с мирными жителями, будучи пьяными. Возможно, поэтому некоторым удалось спастись.

Через какое-то время каратели вновь наведались в Голынку. Собрали тех, кто остался в живых, и повезли в Слоним.Сначала их держали в тюрьме, а потом отправили в концлагерь возле Витебска. Сразу деревню не поджигали. Сделали это несколько позже. Правда, большая часть домов все же осталась нетронутой.

В чем причина той жестокой расправы фашистов над мирным населением? По этому поводу есть два мнения. В книге «Память. Зельвенский район» говорится, что во время оккупации в этой местности действовал партизанский отряд. В Голынке был немецко-полицейский участок. Народные мстители неоднократно громили его. Накануне трагедии здесь также произошло сражение с гитлеровцами. Партизаны убили несколько врагов. За это немцы решили наказать местных.

981ef7001c9e0121a462fae59b5a4fcd.jpg  
Обелиск на месте захоронения убитых фашистами жителей деревни.

Руководитель школьного му­зея, учитель истории Александр Марченко говорит, что через Голынку на Слоним ехал какой-то важный немецкий военный — то ли генерал, то ли офицер в высоком звании. Партизаны устроили засаду в лесу возле деревни Острово и убили его. После чего фашисты решили, что Голынку необходимо ликвидировать за связь с партизанами, и направили в деревню карательную команду.

Эту же версию подтверждает и жительница Голынки Нина Приступа. Она вспоминает:

Незадолго до беды к нам, тогда я жила в соседней деревне Байки, пришла из Голынки моя бабушка. Мне было 10 лет. Мама говорит ей: «Возьми к себе на несколько дней Нину, пусть побудет у вас». Та в ответ: «Нет, не возьму. У нас неспокойно. Партизаны возле Голынки немца подстрелили». А вот моя соседка и ровесница пошла в тот день в Голынку. Там ее и убили вместе с остальными. Наша деревня примерно в двух с половиной километрах от Голынки. Мы слышали, что там звучали выстрелы. Назав­тра мои родители поехали на место массового убийства. Жители соседних населенных пунк­тов выкопали большой длинный ров и свозили туда трупы.

В живых остались немногим более 20 человек. Будущий муж Нины Константиновны, Иван, вместе с соседом спрятался в сарае. Их не нашли. А вот его младший брат Борис остался с мамой. Сначала немец убил мать, потом выстрелил в брата. Пуля попала в руку. Мальчик упал и прикинулся мертвым. Фашист толкнул его ногой и ушел. Борис потом пошел к партизанам мстить врагу за учиненное злодеяние, а Ивана и соседа забрали в тюрьму. Когда их освободили летом 1944-го наступающие бойцы Красной Армии, Иван пришел в Голынку. На месте дома увидел пепелище. Некоторое время он пожил у соседей, а потом его забрали на фронт. Вернулся после демобилизации только через шесть лет.

Нас с Иваном познакомил мой отец, — добавляет собеседница. — Поженились. Отец помог в лесничестве купить древесину и построить дом. Поставили его на том месте, где когда-то был старый, сожженный немцами. Прожили мы с ним душа в душу 62 года. Нажили троих детей. Несколько лет назад мужа не стало. Он работал бригадиром в местном колхозе, потом на ферме — досматривал за телятами. Я в местной «бытовке» — швеей.

Кстати, Александр Марченко рассказал интересный факт: почти два года храбро сражался в партизанской бригаде «Победа» в этой местности один из представителей движения Сопротивления француз Леон Эйер. После оккупации Франции его насильственно призвали служить в немецкую армию. Оказавшись на территории Беларуси и узнав о существовании партизан, перешел на их сторону. После войны Леон Эйер несколько раз приезжал на Зельвенщину, чтобы побывать на местах своих боевых сражений, вспомнить пережитое.

d1bc27a32f478d9b88fca0362e7168d9.jpg
Жительница Голынки Нина ПРИСТУПА.

Сразу же после воссоединения Западной Беларуси с Восточной в 1939 году в Голынке была построена школа. Она сегодня самая старая в Зельвенском районе. В этом году отметит 80-летний юбилей. Сначала это было одноэтажное здание. В 60-х годах прошлого века достроен второй этаж, а потом дополнительно еще одно крыло. Во время оккупации в здании школы находился немецко-полицейский участок.

В 1940-м образован сельсовет. Первый колхоз в этой местности появился в августе 1949 года. В него вошла и Голынка. Позже произошло объединение хозяйства. Колхоз имени Кирова считался одним из лучших не только на Зельвенщине, но и в области. В 1959-м он награжден грамотой Верховного Совета БССР за успехи в получении продукции сельского хозяйства. Далеко за пределами района были известны и его передовики Екатерина Колбаско, Валентина Зеленская, Марина Короткая.

После войны постепенно оживала и деревня. В опустевшие дома расстрелянных жителей вселялись беженцы и оставшиеся без крова родные из других населенных пунктов. Заново отстроили разрушенную церковь Святого великомученика Георгия По­бе­до­нос­ца. Строились не только деревянные, но и современные двухэтажные дома. В 2010 году Старая Голынка переименована в Голынку и получила статус агрогородка. Рядом находится Новая Голынка. По состоянию на 1 января в агрогородке проживало 325 человек, в Новой Голынке — 92. Для нормальной жизнедеятельности людей тут есть почти все необходимое: школа, клуб, библиотека, магазин, амбулатория врача общей практики, аптека, комплексный приемный пункт бытового обслуживания, отделение почтовой связи.