Ситуация в стране глазами руководителя ГУБОПиК МВД

Ситуация в стране глазами руководителя ГУБОПиК МВД

Ведомые виртуальными подстрекателями экстремисты и диванные болельщики митинговой гоп-компании оградили себя от реальности частоколом мифов. Один из них, убаюкивающий и бодрящий одновременно — о якобы усталости милиции, которая вот-вот дрогнет, сломается от непосильного служебного режима и сама в ужасе попрыгает в автозаки под натиском «героев сопротивления». «Омоновцев совсем мало — так победим!» — вопят в чатах инфантильные «знатоки». Что ж, поспешим разочаровать: несмотря на жесткий рабочий график, сотрудники правоохранительных органов находятся в оптимальной форме, в чем наверняка убедились бузотеры на давешнем воскресном «марше». К тому же плечом к плечу с бойцами спецподразделений на переднем рубеже борьбы с экстремизмом и терроризмом твердо стоят офицеры других силовых структур. Одна из самых ключевых — главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. Офицеры этого милицейского ведомства ежедневно доказывают обнаглевшим радикалам, что от истеричного бахвальства в разгоряченной толпе до слез раскаяния на допросе — дистанция весьма ничтожная.

О специфике работы губоповцев, целях, задачах и стратегии борцов с оргпреступностью, а также о своем видении процессов в криминальной среде корреспонденту «СБ. Беларусь сегодня» рассказал начальник ГУБОПиК МВД полковник милиции Николай КАРПЕНКОВ. 

— Николай Николаевич, вижу у вас на столе свежие сводки происшествий, подчиненные постоянно докладывают вам о новых задержаниях организаторов беспорядков. Как оцениваете обстановку в стране, анализируя поступающую к вам информацию?

2.jpg
— По сравнению с 9 августа обстановка в стране, конечно, стабилизировалась. Это очень заметно. Значительный вклад в урегулирование ситуации внесли все правоохранительные органы. Особенно подразделения ОМОНа, части внутренних войск, милиции общественной безопасности, уголовного розыска, главного управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий, криминальной милиции, главного управления собственной безопасности МВД. Вносим свой вклад и мы. Все структуры работают как единая команда. Наша общая цель — пресечение массовых беспорядков, выявление лидеров и координаторов протестующих, привлечение их к уголовной ответственности. Еще одна важная задача — пресечение деятельности деструктивных телеграм-каналов и чатов, созданных специально, чтобы буквально вздыбить наше общество, вызвать недовольство всех его слоев и нацелить их на ярый протест, на «цветную революцию», на гибридную войну. 

Мы научились бороться с организаторами несанкционированных акций и пресекать их противоправную деятельность. Однозначно меньше людей стало на уличных акциях. Но те, кто на них, около 6—8 тысяч человек, составляют ядро недовольных. Они просто так не уйдут. Я уверен, что им проплачены деньги, они имеют свои корыстные цели, тесно связаны с зарубежными заказчиками массовых беспорядков. На эту почву глубоко проникло экстремистское зерно: так называемые демонстранты радикализируются, вооружаются. 
  • К сожалению, как показывают последние события, экстремисты идут на самые злостные деструктивные меры. На передовую в протестной среде выходят лица маргинального плана. Ранее судимые за хулиганство, за тяжкие телесные повреждения уже становятся зачинщиками массовых беспорядков. За водку, за наркотики, за небольшие деньги маргиналы готовы на все. Они хотят воплотить свою мечту: оказаться на самых верхах общества — без социальных лифтов, без образования, без труда, особо не напрягаясь. Воспользоваться хаосом и быть в одном ряду с политическими самозванцами.
Один из козырей оппозиции — распространение фейков о жестокости силовиков. «Мы против насилия!» — наиболее используемый лозунг участников маршей. 

— Мы тоже против насилия. Поверьте, Президент, руководители правоохранительных органов еще мягко поступают по отношению к уличным беспредельщикам. Но если будет дан приказ жестко и по закону разобраться с теми, кто нарушает закон и оказывает сопротивление, в том числе и вооруженное, сотрудникам правоохранительных органов, мы наведем порядок очень быстро, в считаные дни. Напомню: стражи порядка имеют право на применение и специальных средств, и боевых приемов, и нелетального оружия, а в отдельных, угрожающих жизни и здоровью сотрудников ситуациях, и боевого оружия.
  • Никто из милиционеров, военнослужащих внутренних войск, выходя на выполнение боевой задачи, не думает, как больнее кого-то ударить либо покалечить. Милиционеру нужно выполнить эту задачу эффективно, с минимальным физическим воздействием, минимальным ущербом, потерями для протестующих. Это же наш народ! Мы все прекрасно понимаем. Нам дальше вместе жить в этой стране. Но когда агрессивная толпа, пьяные, «обдубашенные» наркотиками молодчики используют против нас арматуру, палки, камни, бутылки с зажигательной смесью, захватывают машины для тарана, автомобилями сбивают сотрудников, мы обязаны защищаться, потому что это уже идет бой, уличная драка. И тогда или ты, или тебя! Мы вынуждены применять силу.
Причем мы лучше, чем протестующие, морально-психологически закалены. Мы выдерживаем все эти моменты. А участники массовых беспорядков от сотрудников по заслугам получают. Однако по-настоящему к ним никто никогда еще не применял ни силу, ни боевые приемы, ни нелетальное, ни огнестрельное оружие. Другое дело, что уже по методичкам Шарпа пропагандисты с телеграм-каналов любые наши действия называют незаконными и жестокими. 

Понятно, для чего вбрасываются фейки о «зверствах» силовиков: чтобы сделать нас изгоями в обществе, чтобы мы чувствовали себя виноватыми перед якобы всем народом. На фоне этого легче оказывать давление на ключевых людей государства. Буллинг, угрозы руководителям, сотрудникам правоохранительных органов, представителям власти, журналистам госСМИ — все это психологическое давление абсолютно аморально. С такими мерзавцами доселе сталкиваться не приходилось. Но мы продолжаем выполнять свой долг. 

3.jpg

Если это не секрет, расскажите об основных целях и задачах, которые стоят перед сотрудниками ГУБОПиК в нынешний сложный период? 

— Здравомыслящие люди с протестной улицы ушли. Остались «змагары», которые, по сути, стали лишними в нашем обществе. Они всегда тунеядствовали, занимались полубандитством, серыми схемами. Никогда пользу стране не приносили, а сейчас в своем стремлении хоть кем-то стать (полевым командиром, депутатом) и в своих заблуждениях они зашли настолько далеко, что радикализировались, что называют себя… партизанами. Наша основная цель — перекрыть им каналы финансирования. Убрать лидеров новоявленных организованных преступных групп, которые сбились в кучу, обсуждая на дворовых чаепитиях с ленточками планы сопротивления правоохранительным органам. Нельзя дать им вооружиться, выйти на улицы, захватывать госорганы, причинять телесные повреждения милиционерам, обычным гражданам. Делаем все, чтобы «змагары» перестали оказывать давление на конструктивную часть нашего общества — на рабочий класс, добросовестных студентов, врачей. 

Николай Николаевич, в сфере особого внимания возглавляемой вами структуры всегда находились не только экстремисты, но и криминальные авторитеты, организованные преступные группы. Существует ли угроза срастания ОПГ с околополитическими радикалами? 

— Казалось бы, парадокс, но даже уголовщина в данный момент ведет себя намного лучше, чем та деструктивная толпа, которая собирается на совсем не мирные марши в Минске. Бандиты даже не высказываются по этому поводу. Даже не комментируют. Власть не критикуют. Потому что общаются с «коллегами» в России и других странах, знают жизнь не понаслышке, знают, насколько она непроста и сурова. И даже бандиты признают те принципы, которые у нас в Республике Беларусь существуют, — принципы справедливости, неотвратимости наказания. Причем представители классического криминалитета сейчас не просто держат какой-то нейтралитет. Они даже более законопослушный образ жизни ведут на фоне экстремистов из оппозиции. Ведь уровень преступности в стране упал. А вот полумаргинальные формирования, которые захватывали избирательные участки и хотели захватить власть и всю страну, более деструктивны и опасны на данный момент.

Бандиты же понимают, что милиция добивается соблюдения закона и порядка. И относятся к этому, в принципе, с уважением. Происходящее сейчас на улицах они не поддерживают, как и малолеток с флагами коллаборационистов, недовольных коммерсантов, для которых государством созданы все условия, «толерантных» хипстеров, ходящих на митинги рядом с розовыми и голубыми флагами.

В любом случае мы продолжаем бороться со всеми проявлениями криминала, обстановка контролируется и по направлениям ОПГ. И в крупных, и в малых городах.

4.jpg

В своих интервью вы и ваши сотрудники призывали общество обратить внимание на проблему ультралевых и ультраправых молодежных движений. Эта проблема проявила себя после выборов. Хотя планомерная работа ГУБОПиК с наиболее агрессивным контингентом дала плоды, выходки анархистов, футбольных фанатов разного толка вами пресекаются… Оправдался ли прогноз, что так называемые антифашисты и те же анархисты, плюнув на свои принципы, объединятся в дни массовых беспорядков под бело-красно-белым флагом с фанатами-неонацистами? 

— Мы много раз приводили пример Украины, где околофутбольщики-нацисты сгруппировались на Майдане с псевдоантифашистами и анархистами против государства, милиции. За всем этим стоят спецслужбы различных государств, которые вкладывают финансы, управляют определенными процессами. И у нас тоже сейчас все радикалы объединились. Видим, как в толпе под стягами коллаборантов идут группы распоясавшихся футбольных хулиганов. В той же толпе анархисты маршируют под барабаны со своими речовками. Рядом обиженные и просто психически больные люди. Они готовы раскидывать острые металлические «ежи» и шурупы под технику, готовить «коктейли Молотова». Абсолютно разношерстную массу сплачивает мечта о свержении действующей власти. Заказ извне: работа по этому сценарию. Nexta — командир, который дает указания. А спецслужбы разрабатывают целые планы действий по глубокому расколу белорусского общества, разрушению нашей экономики. 

5.jpg

Многие протестующие возлагают надежду на некую «усталость» силовиков. Предрекают, что у правоохранительных органов будто бы не хватит сил и ресурсов для противостояния «стотысячным колоннам». Что ответите злословным оракулам, Николай Николаевич? Да и сторонники власти часто интересуются, каково моральное и боевое состояние у наших силовых структур в целом и у ГУБОПиК в частности…

— Я полностью уверен в своем коллективе, в органах внутренних дел, в руководителях МВД. В своих заместителях, в коллегах. Работаем как единая команда. Между подразделениями нет мелких противоречий в погоне за результатами. 

Нет худа без добра! Все мирные, мелкие проблемки отошли на задний план. Органы внутренних дел, наше подразделение стали более цельными. Мы в ГУБОПиК действительно почувствовали себя оперативным подразделением специального назначения. Работаем без выходных и способны решать любые самые сложные и ответственные задачи. Самое главное в нашем управлении — это высокомотивированный, преданный стране и Президенту личный состав.

В послевоенные годы отборные отряды боролись с бандформированиями — выезжали и наводили порядок на любой территории. Вот и мы сейчас, к примеру, отвечая за один район Минска, выезжаем, работаем там с наружной службой, спецназом. И буквально за 2—3 часа наши оперативники наводят там полный порядок. Задерживаем всех, кто пытается совершить экстремистские действия. Вывозим, отрабатываем, снимаем всю информацию с телефонов. Они нам дают показания, и мы едем дальше, задерживаем.

Что можно нападать на семьи, угрожать детям, родителям сотрудников милиции. И за это органы внутренних дел их не простят. Те, кто позволил себе переступить все законы, в том числе и законы морали, просто так не отделаются и почувствуют, что нельзя оскорблять сотрудников органов внутренних дел. Если, не дай бог, что-то случится с командиром или с руководителем, с нашим братом по оружию — мы таких бандитов живьем брать не будем. И если что-то случится с семьями сотрудников — бандиты ощутят на себе весь арсенал и всю мощь органов внутренних дел. Таких бандитов мы тоже живьем брать не будем. 

Органы внутренних дел мобильнее, опытнее, закаленнее, чем их противники. Мы стали более ударными. Выезжая на выполнение задачи, можем нанести быстрый сокрушительный удар по группировкам. А многие «змагары» в армии не служили, ничего из себя как бойцы не представляют. И как только поступит команда навести порядок и поставить их туда, где они должны находиться, мы это выполним очень быстро. И они будут поражены тем, как все молниеносно произойдет. И как быстро у них пропадет желание куда-либо выходить. 

Деструктивные телеграм-каналы летом распространяли видео с примерами «переобувшихся» милиционеров. В ГУБОПиК столкнулись с проблемой предательства сослуживцев?

— В пору суровых испытаний сразу становится видно, кто первый, кто второй, а кто и лишний. У нас в подразделении таких людей нет. Мало предателей и в целом в правоохранительных органах. Уверен, что те, кто кинули свои удостоверения, они бы дрогнули и раньше в ситуации риска для жизни, когда нужно выполнить свой долг — задержать особо опасного бандита. Сказали бы, что надо ждать помощь, что это не их работа, не так сложились обстоятельства. Нашли бы 100 способов посмотреть не в ту сторону или не все сделать до конца. И спасовали, если бы их персонам угрожали. Так что хорошо, что они покинули милицейские ряды. Сейчас работают те, кто проявил выдержку, в тяжелый период не спал несколько суток. А многие из наших сотрудников до сих пор работают без выходных. 

Неравнодушные граждане не хотят оставаться в стороне от происходящего. В МВД сотнями идут письма со словами благодарности и поддержки. А какими делами, на ваш взгляд, законопослушные белорусы могли бы помочь стражам правопорядка? 

— Уже брошен обществу клич и поддержан в среде правоохранителей, одобрен Главой государства — о формировании дружин. Из числа ветеранов спецподразделений, других силовых групп, владеющих приемами рукопашного боя. Во время выступлений агрессивных молодчиков мы будем выезжать вместе с такими добровольцами, чтобы делать нашу страну безопаснее, избавлять общество от хулиганов, недоделанных экстремистов и террористов, которые себя считают партизанами, совершающими подвиги. Этих отморозков мы будем изымать с улицы, применяя к ним боевые приемы. Есть команда: среди сформированных дружин провести нужные проверки и при необходимости выдать нашим наиболее подготовленным помощникам летальное и нелетальное оружие. Чтобы быстрее выстоять и навести порядок, спокойно продолжить поступательное развитие нашего государства.

ЦИФРЫ

По состоянию на начало ноября сотрудниками ГУБОПиК в Минске и регионах с 9 августа задержаны более 500 участников и более 100 организаторов несанкционированных протестных мероприятий. 

По материалам, подготовленным борцами с оргпреступностью, в отношении участников массовых беспорядков возбуждено около трех десятков уголовных дел. Десять из них направлены в суды. 

Сотрудниками ГУБОПиК установлено более 150 подозреваемых по всем уголовным делам, находящимся в Следственном комитете. Около семи десятков фигурантов арестованы. 

ПЕРСПЕКТИВА

По инициативе ГУБОПиК МВД идет работа по признанию экстремистским ресурсом телеграм-канала «Водители 97», призывающего к блокировке дорог, повреждению транспорта силовиков, городской инфраструктуры. Напомним, что ранее решением суда Центрального района г. Минска такая мера применена к телеграм-каналу Nexta. 

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»