Памяти артиста. Последнее интервью актера Гродненского драматического театра Николая Емельянова

Памяти артиста. Последнее интервью актера Гродненского драматического театра Николая Емельянова

Заслуженный коллектив Республики Беларусь «Гродненский областной драматический театр» понёс невосполнимую утрату. Вчера, 21 мая, не стало заслуженного артиста Республики Беларусь Николая Геннадьевича Емельянова. Он покинул нас на 73 году жизни.

Емельянов.jpg

Николай Геннадьевич внес неоценимый вклад в развитие театрального искусства, был бесконечно любим коллегами и зрителями. Прекрасный, талантливый артист, неповторимый директор театра, заботливый наставник, надёжный товарищ, безукоризненный пример поведения в коллективе. Практически все артисты гродненского театра в своё время впервые выходили на сцену в его сопровождении, в его партнёрстве. Необыкновенный магнетизм, тонкий юмор, доброжелательность, присущие этому человеку, привлекали к нему окружающих. Более 100 ролей сыгранных им оставили незабываемый след в сердцах зрителей.

Скорбим вместе с родными и близкими, выражаем им соболезнования в связи с тяжёлой утратой.

Прощание с Артистом состоится в четверг, 23 мая, с 10 до 11 часов в фойе большого зала театра.

Готовясь к интервью с этим артистом, я понимала, что заранее выдумывать какие-то вопросы, планировать беседу –совершенно бессмысленное занятие. Одним словом он может повернуть беседу в совершенно неожиданное, но безумно интересное русло.Пока ждем актера, попытаюсь нарисовать  его портрет. Я давно знаю Николая Геннадьевича. Мне всегда нравился ход его мысли, импонировала манера общения,тонкий юмор и легкая ирония вызывают симпатию и, конечно, что является главным и что надо было бы написать «во-первых» - восхищает его отношение к театру. Сейчас, когда театр пробует новые формы, когда технические средства позволяют  создать наиболее полную картину происходящего (чего не сделаешь ради зрителя которому хочется видеть в театре движения «в ногу со временем»), актер может «расслабиться», казалосьбы неискушенному зрителю и недостаточно опытному артисту. Николай Геннадьевич имеет и опыт, и вкус, и человеческое и актерское достоинство, и внутренне чутье, которое ну никак не позволяет ему выпасть из творческого процесса. Ему удается «вписаться» в любую форму, он совершенно органично существует в любом жанре драматургии, его образы ярки, завершены и вызывают неподдельный интерес публики. Но что, на мой взгляд, является  самым ценным  -  он сохранил к театру то особое «заповедное», трепетное  отношение, которое  уходит,  из наших «храмов Мельпомены», уходит болезненно для давних служителей театра и ничего не значащее для вновь пришедших! Как рассказать, что театр не производство, что он живой, что дышит, что любое грубое действо ранит его, что здесь надо бы жить по его (театральным) законам! Конечно, театр должен изменяться. Надо зарабатывать деньги, надо искать, чем заинтересовать зрителя, но как совместить интересы актера, его ценности и коммерческую сторону, Николай Геннадьевич, расскажите, уверена, вы знаете!

Что такое  современный театр, в чем отличие от театра в котором 37 лет служите вы. Изменился ли он?

Что значит отличие? Театр он ведь со времен создания и есть театр! Какие бы веяния не возникали, как бы не пытались его  «осовременить», театр как форма, как единица,как хотите называйте, но он уже создан, существует и с этим надо считаться, единственное, что может меняться – это технические средства! Новая световая, звуковая аппаратура, новое техническое оснащение сцены – это – да. Это необходимо для создания спектакля, для качественного воспроизведения, но главное, суть-то  осталась прежней! Все равно в центре этого действа человек! При чем, и по одну и по другую сторону сцены! С одной стороны артист, а с другой стороны … ну, конечно, зритель!

Сейчас много говорят, что искусство и театр в частности должен воспитывать…

Ни в коем случае так категорично не ставил бы вопрос! Мое твердое убеждение, что театр должен… толкать к размышлению, что ли. Будить чувства! К сожалению, сейчас репертуарная политика напрямую зависит от финансов, мы стремимся больше заработать, нелегко выживать, когда театры существуют на мизерные деньги и это создает огромные трудности для режиссеров, которые вынуждены ставить « кассовые»  спектакли, для артистов, особенно жаль молодое поколение, они не имеют возможности играть в хорошем материале! Хотя, что греха таить, есть режиссеры, которые с удовольствием ставят на поток низкопробные пьесы, которые могут разбудить только желание взять баночку пивка и, как сейчас говорят – «расслабиться». Расслабляться, конечно, надо! Это замечательно, когда человек забывает о проблемах, житейских неурядицах! Я и сам не страдаю от отсутствия чувства юмора, но хотелось бы со сцены видеть комедию веселую, а не пошлую, может быть даже увидеть себя и понять, как не стоит жить! Вот в этом воспитательный смысл театра!

Шторм, 1985.jpg

Получается, вы верите в то, что театр может изменить пришедших сюда людей?

Не только может, но и должен! Выходя из зала у зрителя должно появиться сильнейшее желание стать лучше или что-то изменить в своей ли  жизни или в какой-то ситуации! Поэтому иногда и ставит в тупик выбор сегодняшнего репертуара. Вот что ставили раньше? Спектакли о жизни, о любви, о смерти, в конце концов! Это ведь тоже огромное поле для размышления, осознания себя и окружающих тебя людей! Мы, молодые тогда артисты, «вытаскивали» из себя лучшие чувства и рассказывали об этом зрителю! Нас так учили! Сейчас позволено взять какую-то фривольненькую ситуацию и полтора часа разыгрывать ее, мотивируя тем, что, мол, это тоже жизнь! Да еще и создавать вокруг этого видимость огромной работы над ролью!

Возвращение Дон Жуана, 2012.jpg

А на чем учились вы? Не стану задавать банальных вопросов о пути в театр – у каждого он свой! Расскажите, как вас принял театр, принял ли сразу, как вы это почувствовали?

После окончания театрального училища с еще тремя однокурсниками поступил в Пензенский театр. Сознание того принял ли театр или нет приходит ведь намного позже! Может быть, только сейчас я осознал, что принял-таки(смеется)! Сразу получил главную роль! Спектакль «Валентин и Валентина» по пьесе Рощина… Вот там начался кошмар! Я понял, что в театре все иначе, не так как в училище! Потихоньку-потихоньку, маленькими шажками, как будто с закрытыми глазами идешь, нащупывались кирпичики по которым складывалась роль… Но получилось! А вот потом… Достоевский, Чехов, Горький… И вот это уже была школа такая! Это были искания, пробы, благо на таком благодатном материале! Вот там уже надо было… «хулиганить»!

А когда поняли, что вы уже актер?

У нас на курсе был такой режиссер Симакин Виктор… Потом он служил здесь, в этом театре. Он меня все теребил, теребил, письма писал… А я, надо сказать, семь лет уж как в Пензе! И вот Симакин, Мищанчук и Короткевич приехали меня отсматривать! Играли мы тогда спектакль «Родственники». Я им понравился и поехал я в Гродно с ощущением, что, видимо, я все-таки уже артист.Симакин поставил спектакль «Старый дом»»… И исчез! Уехал на повышение  квалификации к Кнебель! А я остался!

Декамерон, 1986 (1).jpg

Бросил!

Бросил! Понимаешь?! А артист остался! Но тут пришел главным режиссером Шелыгин и я попал в «Вишневый сад». И так потихоньку-потихоньку, спектакль за спектаклем, присматриваясь к другим артистам пробуя одно, другое… Оглянулся, а жизнь прошла! Незаметно!

Какой замечательный вывод  мы с вами сделали! Для артиста жизнь – это его работа, его роли, его театр. Стазу захотелось задать вопрос: сегодняшний театр – ваш?

Ты больные вопросы задаешь! Провокационные! Я всю жизнь отслужил здесь… И хотелось бы, чтобы это был мой театр…Что мне думается… Все что я говорил о репертуаре – относится и к нашему театру. Нельзя идти на поводу у зрителя, который готов платить деньги за дешевые комедии. Зрителя надо уважать и любить, а для своих любимых разве мы не желаем самого лучшего? Так и здесь. Хочется показать разную жизнь, вот, вспомни, о чем писал Шекспир – три темы – любовь, смерть. Вот и мы должны разбудить в них мысль, любовь. Это с одной стороны. А с другой… Для артиста театр его дом! Мы ведь знаем об этом. Но даже дома иногда бывает некомфортно, неуютно, что ли. Что-то сейчас не так! Время проходит, все меняется… Театр надо чувствовать! Чего греха таить мне многое не нравится! Не понимаю, как можно в театр пускать чужих людей. Я имею ввиду в закулисную его часть…

Обезьянка в детском манеже,2002.jpg

Тогда продолжите фразу – в храме нельзя входить в алтарь…

Вот!!! Святая святых! В театре тоже нельзя разрушать таинство! Здесь, за кулисами, царит особый дух, здесь рождается другая жизнь, здесь правят свои законы, которые никогда не потеряют свою силу, как бы не пытались их изменить! Можно что-то изменить на какое-то время, но все вернется на круги своя – потому что театр обладает какой-то особой  мистической  обратной силой  и уж тогда – берегись! Я вспоминаю Абрамова Модеста. Входим мы с ним в театр и не сговариваясь снимаем шапки. А сейчас-то ходят как в театр и в театре? Это где-то внутри должно быть. Воспитание. Отношение. Это и подготовка к спектаклю, поведение на сцене, много условностей! Нас как раз и воспитывали в учебных заведениях!

Тартюф.jpg

К счастью, у вас нет повода боятся его обратной силы. Театр, безусловно, ваш! Его историю создавали вы и ваши друзья, замечательная труппа, которая сохранила традиции, любовь и признание зрителей! Есть любимые спектакли?

Любимые спектакли – хорошие, серьезные спектакли. «Вишневый сад», «Завтра была война»…

Завтра была война, 1986-4003.jpg

Не могу удержаться и не задать вопрос о несыгранных ролях…

Были, конечно… Уже нет! Уже трезво смотрю на  ситуацию и понимаю, что, например, Короля Лира уже не смогу, не сыграю… Физически тяжелая роль… Булгакова сыграть хотелось. Не важно, что.Просто люблю Булгакова. «Мастер и Маргарита» просто восхищает. Эта любовь … Мой любимый роман и сыграл бы с удовольствием! Азазелло какой, а Бегемот! Но все в прошлом. Я трезво смотрю на жизнь.

Раз уж разговор зашел как говорится «за жизнь», напрашивается вопрос. Каждый человек в какой-то период задумывается для чего он пришел в этот мир. В чем вы видите смысл жизни?

…Как-то в школе в седьмом классе я остался на второй год. К нам пришла новая учительница литературы и на уроке я прочитал рассказ… Она сказала, что мне надо идти в театральный кружок. Я пошел. Потом в армии продолжил, потом поступил в театральное училище. Сразу. Сам. И тогда, в те годы у меня появилось ощущение, что я знаю, чего я хочу, для чего я! А потом оно … исчезло! Не потому что я не был занят в спектаклях, работа была всегда. Большая, серьезная, но… так бывает! Я оказался в состоянии какой-то прострации. Произошло переосмысление, такое у человека у каждого происходит с годами. Мне вдруг стало неинтересно. Я стал ходить в парки, в леса, звери, птицы были мне лучшими друзьями! А потом настал «черный» день! Меня назначили директором театра!

Кьоджинские перепалки, 2011.JPG

Почему же так мрачно и трагически?

Я занимался не своим делом! Просили «подиректорствовать» год, пока найдут кандидатуру, а затянулось все на семь лет! Но нет худа без добра! Там я приобрел друга! Ощущение дружбы очень важно! И вот когда появился человечек  я  понял как это важно и снова стал замечать улицу, людей, театр… Я снова стал «хулиганить» на сцене… Потом обернулся и увидел, что жизнь проходит! Для чего все это было тогда? А не для чего! Просто так! Для того, что бы появился друг!

Я знаю вас без малого тридцать лет и все-время слышу ваше словечко «хулиганить». Только сейчас я поняла, что это значит! Божья искра, которая есть в вас! 

(смеется) Она где-то там, в голове, но все время вспыхивает!

Салемские ведьмы, 1996.jpg

Это талант? Талант – дар Божий, не наша заслуга. В нашей власти только умелоим воспользоваться! У вас получилось! Как вы относитесь к похвалам, известности?

Ты не поверишь! Я съеживаюсь, даже меньше ростом делаюсь, очень стесняюсь! Никогда нигде не выступаю, ты ведь знаешь.

Знаю. Просто думала, может где-нибудь внутри это вас как-то подстегивает…

Нет. Мешает. Я вообще не люблю все эти представления артистов, экскурсии по театру… Это тайна, таинство. Жизнь артиста должна быть скрыта от лишних глаз, не должна выставляться напоказ. Для этого есть его творчество…

Танго 2012.jpg

Как представляете будущее театра?

Хотелось,что бы он не потерялся. Мы становимся  заведением, мало похожим на театр. Потеряли, скажем, так, специфику его, самобытность. Ходят сюда как в концертный зал. Для театра – это смерть… Он должен дышать своим особым духом…  Начиная от гардероба, билетеров, которые неслышно двигаются в фойе, заканчивая артистом, готовящимся выйти на сцену. Сюда не врываются, сюда заходят с благоговением! Я, конечно, понимаю, что все в мире меняется! Это и должно происходить! И мы должны развиваться, но вот придумайте что-то, что не трогало бы душу театра! Все изменяется, но ведь должен быть где-то островок искренности, так пусть это будет театр. И может быть современным является театр, который возвращается к истокам, где Островский в декорациях и костюмах … века, где чувства девственно искренни, чисты и остры! И достоинство – это главное, что должно быть у театра!

Шинель, 2014.JPG

Вы человек верующий?

Я верующий человек. Я не хожу в церковь, но считаю себя верующим человеком. Вот здесь, в душе что-то есть!

А вы сходите…

Да, я к этому иду…

Уходя,  Николай Геннадьевич сказал: «Не забудь написать, что я животных очень люблю!».Собачки, кошки, утки в парке, не говоря уж о вороне, которая несколько лет провожала его до театра – одни из главных персонажей в  его жизни… Когда едешь по нашему городу в транспорте, очень часто можно увидеть из окна медленно идущего человека в кепке, немного сутулого, как будто он и правда чего-то стесняется… Остановился у дерева, полез в карман… откуда-то прибежала кошка, с благодарностью глянув, начала есть…  А он продолжил свой путь. Мало кому придет в голову,  что идет Артист. Идет тихонечко, наблюдая, впитывая для актерского багажа казалось бы  даже воздух… Давайте любить друг друга!